Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:41 

In Time (2/10)

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Название: In Time
Фандом: The Flash (TV 2014)
Автор: Econstasne
Персонажи: Леонард Снарт/Барри Аллен, Мик Рори/Рэй Палмер (упоминание)
Рейтинг: R
Жанр: романтика, ангст, soulmate!AU
Размер: макси | 29 000 / ~ 80 000 слов
Дисклеймер: персонажи принадлежат своим законным владельцам

Примечание автора: тут самое время добавить, что, хотя у фика есть бета, работа над текстом идет в несколько этапов, так что здесь иногда выкладываются довольно сырые версии глав; кого это смущает, тому лучше подождать... долго, очень и очень долго.

Все опубликованные части можно найти по тегу

8 ноября 2016 года
Централ-сити, бар «Warriors» — 4:15 p.m.


— Выглядишь паршиво, — Циско зацепил ногтем этикетку пивной бутылки и потянул ее на себя.

Барри неопределенно хмыкнул и окинул быстрым взглядом полупустое помещение: редкие посетители были заняты разговорами друг с другом, так что он мог позволить себе отвлечься. «Warriors» никогда не был особенно популярным баром, и обычно Линда закрывала глаза на его встречи с друзьями в рабочие часы. Это не было инициативой Барри, но в последнее время вся его жизнь проходила либо здесь, либо в собственной квартире, так что он не оставлял близким особого выбора.

— Чувствую себя не лучше, — признался он, уставившись на поверхность барной стойки. — Не спал больше суток и…

И предпочел бы не спать вовсе, только чтобы вновь не переживать случившееся вчера, когда он проснулся под утро в холодном поту и еще долго не мог унять позорную дрожь в руках.

Барри ни на минуту не сомневался, что увиденное не было плодом его воображения: даже самые яркие и подробные кошмары ощущались иначе, не оставались в памяти до мельчайшей детали.

Чего от него хотели, что пытались сказать? «Беги, Барри, беги, пока еще осталось, что разрушить»?

— Барри? Чувак, ты меня пугаешь.

Голос Циско дошел до него будто сквозь вату, и Барри поймал себя на том, что до побелевших костяшек сжимает пальцами край стойки. Он несколько раз моргнул, пытаясь прогнать туман перед глазами.

— Прости. Я…

Должен ли он был рассказать обо всем Циско? Отдать кому-то контроль, потому что сомневался в собственном?

— Мне снился сон…

— Кошмар?

Барри невесело усмехнулся. Кошмары были предпочтительнее.

— Нет, — он покачал головой. — Мне кажется… со мной хотели поговорить.

Кто? — в голосе Циско звучала плохо скрываемая паника. — Ты думаешь, кто-то из мета-людей способен проникать в сновидения?..

— Это не был мета-человек, — в этом Барри был уверен. — Возможно… Сила Скорости? Все было в точности как в тот раз, когда я…

Он прикрыл глаза и замолчал, не в силах закончить фразу. Не знал, как, но Циско и так был в курсе всего случившегося тогда.

— Она предлагала сделку…

— Барри, — предостерегающе начал Циско.

— Я знаю! — Барри невольно повысил голос, привлекая внимание пары у ближайшего к стойке столика.

Он не должен был даже задумываться над возможностью согласиться, знал, чем все неминуемо закончится. «Мы не можем играть чужими жизнями, — сказал ему Джей Гаррик в тот день, когда Барри умолял его помочь, позволить последнюю отчаянную попытку все исправить. — Кто дал нам право?».

А кто дал право ей?

— Я знаю, — повторил он уже тише. — Я не собираюсь ничего предпринимать. Честно говоря, понятия не имею, что именно она пыталась мне предложить. Просто… зачем?

Кажется, Барри все же удалось успокоить Циско: тот уже не выглядел таким встревоженным. Немного помолчав, он пожал плечами.

— Кто знает? Все эти высшие материи, — Циско неопределенно помахал в воздухе рукой, — нам, простым смертным, непостижимы.

От Барри не укрылась попытка немного разрядить обстановку, и за это он был благодарен. Не хотелось и дальше зацикливаться на мыслях, и без того не отпускавших его уже много часов подряд. Он слабо усмехнулся, усилием воли заставляя себя подхватить легкий тон:

— Не очень-то мы и «простые», а?

— Ну да, ну да, — отмахнулся Циско, — мы охрененны. Скажи что-нибудь, чего я не знаю.

Барри покачал головой. И почему он так упорно избегал Циско почти две недели? С ним всегда, с самых первых дней знакомства было удивительно легко. Почти как с… Барри прервал себя на середине мысли. Отчего-то он чувствовал себя смутно виноватым, думая о том, с кем в последние дни проводил практически все свободное время.

— Я, э-э… — начал он осторожно, — должен кое-в-чем признаться?

— Чувак, — Циско смерил его строгим «лучше-бы-это-было-не-то-о-чем-я-думаю» взглядом. — Если ты опять вмешался в поток времени…

— Ничего такого, честное слово, я завязал! — уверил Барри, украдкой оглядываясь по сторонам: убедиться, что их никто не подслушивал. — Я просто… — он замялся, не зная, как подобрать слова. — Может быть, в некотором смысле… подружился с Лизой Снарт?

Циско тут же поперхнулся пивом и натужно закашлялся. Барри поморщился: он не специально выбрал неподходящий момент для признания.

— Скажи мне, что я ослышался!

— Ты… ослышался?

— Нет, если ты действительно сказал, что замутил с Лизой! Бро! Это не бро!

— Я сказал подружился, — Барри с трудом удержался от того, чтобы закатить глаза.

Циско подозрительно сощурился, будто не верил ни единому его слову.

— Как это вообще произошло? — медленно произнес он. — Она знает?..

— О том, что я?.. Нет, не думаю, — Лиза была хорошей актрисой, но вряд ли настолько. — Мы встретились совершенно случайно. Она зашла в бар выпить, мы разговорились и… все произошло само собой?

— Само собой, — передразнил его Циско. — А потом у вас сами собой дети родятся.

— Я еще раз повторяю, — немного раздраженно отозвался Барри, — мы просто друзья.

— Ну если ты настаиваешь… — Циско не выглядел особенно убежденным, но тему все-таки оставил.

Некоторое время казалось, что он над чем-то усиленно размышляет.

— Ты уверен, что она не в курсе? — спросил он с минуту спустя. — Не пытается подобраться к тебе поближе?

— А смысл? — Барри пожал плечами. — Флэш сейчас… в бессрочном отпуске. Да и Лиза, считай, отошла от дел.

— Серьезно? Она сама тебе сказала? — скептически поинтересовался Циско. — А как же недавнее ограбление?

От Барри, впрочем, не укрылась тень надежды в его голосе: какие бы чувства он ни испытывал к Лизе, они явно не угасли за последний год.

— Возможно, оно было последним.

Барри опустил взгляд на стойку и нервным жестом потер ладони. Он не был уверен, что имел право раскрывать все подробности, но с другой стороны… это не было тайной, а он задолжал Циско хоть немного откровенности.

— Лиза никогда не была так уж вовлечена во всю эту… — он махнул рукой, — преступную деятельность. Л… Колд не хотел, чтобы у полиции было на нее хоть что-то. К тому же теперь… Хитвэйв уехал в Стар-сити, а Колд… — Барри сглотнул. — Циско, Колд мертв.

Слова оставляли горечь на языке — произнеся их вслух, он будто наконец признал реальность случившегося. До сих пор Барри не мог избавиться от чувства, что, вопреки всему, Лен обязательно вот-вот вернется с очередным до мелочей продуманным ограблением, что ему просто нужно немного больше времени…

— Значит, Хитвэйв тогда… — задумчиво пробормотал Циско, затем добавил, не скрывая искреннего беспокойства: — Как Лиза?

— Держится, — Барри грустно улыбнулся. — Ты же знаешь, она сильная.

Гораздо сильнее его самого. Он тихо вздохнул и потянулся за тряпкой: стереть со стойки несколько случайных капель пива. Барри сосредоточился на этом задании с совершенно неуместной тщательностью, но, по крайней мере, в его голове некоторое время было благословенно пусто.

— Как это случилось? — прервал затянувшееся молчание Циско.

Барри замер на мгновение, затем, оставив тряпку, поднял взгляд.

— Понятия не имею, — признался он. — Лиза отказывается говорить об этом, и я…

Он не мог выспрашивать подробности — не важно, насколько ему хотелось узнать всю правду. Приходилось довольствоваться полунамеками и случайно брошенными фразами. Может быть, если бы Лиза знала, что он Флэш, а не простой бармен, она рассказала бы больше. Может быть, послала бы его ко всем чертям.

— Я знаю только то, что Колд и Хитвэйв присоединились к какой-то миссии по спасению мира, — Барри скривился от того, как нелепо прозвучали его слова. — По всей видимости, Огненный Шторм был как-то к этому причастен, но я так и не смог дозвониться до профессора Штейна…

В последнюю его попытку трубку сняла Кларисса, но толку от этого оказалось мало: она наотрез отказалась отвечать, где был ее супруг и почему он не мог подойти к телефону. Все эти тайны вызывали у Барри чувство беспомощности и глухое, ничем не мотивированное раздражение.

— Миссия по спасению мира… — протянул Циско. — Кто бы мог подумать, а?

— Я мог, — Барри невольно сжал руки в кулаки и поспешно убрал их со стойки, чтобы не выдать эмоций. — Но я не думал, что все может закончиться так…

— Барри, только не говори, что ты и в этом себя винишь.

— Я… знаешь, обе наши последние встречи я говорил ему о том, что он… может быть кем-то большим, чем просто преступником, — Барри тяжело сглотнул и отвел взгляд. — А потом он…

— Послушай, — перебил его Циско, — не то чтобы я сомневался в твоих ораторских талантах, но Снарт был взрослым мужиком, вполне способным принимать самостоятельные решения.

Барри и сам не раз пытался убедить себя в этом, но, даже если разумом он признавал правдивость этих слов, легче почему-то не становилось.

— Никогда его особенно не любил, да и, признаться, не за что…

Барри не сдержал слабого протестующего звука.

Мне точно не за что, — поправил себя Циско. — Но я не желал ему смерти, и то, что это произошло — полный отстой, но… Барри, несмотря на ваши более чем странные отношения, вы были врагами. Оплакивать еще и его…

Циско замолчал, не закончив фразу. Барри наконец поднял на него взгляд: в глазах Циско не было упрека или осуждения, только тень беспокойства и понимание. Но в том и была проблема: он не понимал.

Капитан Колд был врагом Флэша, и даже с этим не все было так просто, но Лен Снарт?.. За последние недели тот открылся для него с совсем иной стороны. Лиза любила рассказывать об их прошлом: незатейливые истории, иногда просто забавные, чаще — носящие отпечаток нелегкой судьбы. Лен был тем человеком, который водил ее на каток и первые показы диснеевских мультфильмов, читал на ночь сказки и строил крепости из подушек во время грозы, и…

— Для Лизы он был единственным близким человеком, — произнес Барри, затем добавил уже тише — признание, удивившее его самого: — Знаешь, я бы хотел иметь возможность узнать «ее» Лена, он…

У него не нашлось бы слов, чтобы закончить это предложение. Слишком сложный и неоднозначный образ рисовало воображение — образ, который не всегда хотел сочетаться с собственными воспоминаниями. И каждый раз, как он думал об этом, в груди разрасталась пустота от смутного ощущения потери того, что никогда ему не принадлежало.

— Лена, хм? — в голосе Циско отчетливо слышалась мягкая, беззлобная насмешка. — Знаешь, у тебя сейчас вот был такой взгляд…

Он замолчал так резко, что Барри невольно насторожился.

— Слушай, ты говоришь, когда это случилось? — Циско отвел глаза в сторону и пожевал губу, будто о чем-то размышляя. — Когда он… умер?

— Не знаю? — Барри даже не пытался скрыть того, что был совершенно сбит с толку. — Примерно месяц назад? А что? Ты что-то слышал?..

— А? — Циско едва заметно вздрогнул. — Не-е-т, чувак, ничего. Ничего не слышал. Все отлично. Я просто кое-что…

Он похлопал по карману куртки, затем достал телефон.

— О-о, мне пришло сообщение, срочная встреча, не могу отложить, пока, увидимся, — затараторил Циско на одном дыхании, тут же вытаскивая смятую десятку за пиво и оставляя ее на стойке. — Передавай привет Лизе, окей?

С этими словами он спешно направился к выходу из бара. Барри оставалось лишь недоуменно моргать ему вслед, тщетно пытаясь понять, что только что произошло.


Никогда

Место, типичная дешевая забегаловка, было смутно знакомым и совершенно пустынным. На столах стояли тарелки с недоеденными бургерами и картошкой-фри и полупустые пивные бокалы, но людей не было — ни в самой закусочной, ни на улицах за оконными стеклами.

Возможно, эта деталь должна была вызывать тревогу, но Барри не ощущал ничего, кроме абсолютного, почти неестественного спокойствия. Он двигался вглубь помещения, бездумно скользя взглядом по обшарпанному интерьеру, не в силах отделаться от ощущения, что точно знал, куда шел и что искал — даже если при всем желании не мог облечь это в слова.

Впрочем, поиск все равно оказался недолгим: всего несколько шагов, поворот, и его взгляд упал на фигуру сидящего у дальнего окна человека, невольно отмечая широкую спину, обтянутую черной кожаной курткой, и короткий ежик седеющих волос.

Барри моргнул. И… в один миг его спокойствие испарилось, лопнуло, подобно мыльному пузырю: часто и гулко забилось сердце, в ушах зашумела кровь, и отчего-то вспотели ладони.

— Ты… — вырвалось помимо воли.

Плечи человека — Лена, это был Леонард Снарт, — на мгновение напряглись, но он повернулся к Барри медленно и нарочито расслабленно.

Скарлет, — Лен смерил его оценивающим взглядом, и его губы тронула усмешка. — Не ожидал встретить тебя здесь.

Барри сделал шаг навстречу, сокращая расстояние между ними, но тут же замер, остановленный смутной тревогой на подкорке сознания. Почему здесь было так пусто? Куда делись люди?..

— Где?.. — пробормотал он потерянно.

Лен выразительно поднял брови и неопределенно махнул рукой:

Здесь, — он прислонился спиной к столу и сцепил пальцы в замок; усмешка переросла в самодовольную улыбку. — Пришел сыграть? Хочешь выслушать мои правила?

Игра. Правила. Вызов.

Барри с трудом сглотнул ком в горле. Он должен был догадаться раньше. Все это не было реальным — очередной сон, очередная ловушка. Лен… Снарт был мертв. С чего он взял, что Сила Скорости — если это была она — не возьмет и его лицо?

Вот только никогда раньше она не была так искусна в имитации. Взгляд Снарта, его жесты, манера говорить — все это казалось настолько знакомым, что на мгновение Барри позволил себе обмануться.

— Нет, — отрезал он; его голос звучал хрипло, но твердо. — Нет, я не намерен играть в твои игры. Я не поддамся на провокацию, что бы ты ни пытался мне предложить…

— Расслабься, пацан, — сказал не-Снарт, картинно растягивая гласные.

Затем, — Барри четко уловил момент, — выражение его лица стало иным: самодовольная улыбка уступила место почти озорной усмешке, оценивающий прищур глаз сменился открытым любопытством. Притворство наконец было отброшено.

— Мне больше нечего тебе предложить, — последовало признание. — Все, что могло произойти, произойдет без твоего вмешательства. Ты не единственный, с кем я могу играть.

Барри невольно сжал руки в кулаки, надеясь… не унять, предотвратить дрожь. Было проще, когда перед ним была Айрис. Этот образ казался не утешением, а жестокой насмешкой.

— Зачем тогда ты мне все это говоришь? Что тебе от меня нужно?

— Может быть, мне скучно без тебя, — не-Снарт наклонил голову к плечу. — Может быть, я по тебе скучаю. Но тебе…

Не-Снарт — Сила Скорости? — указал на Барри привычным жестом украденной личности, вновь надевая чужую маску.

— Тебе скучать не придется. Впрочем, это вопрос времени.

Барри проснулся.


13 ноября 2016 года
Централ-сити, переулок между 5-й и Престон-стрит — 5:43 a.m.


Воздух пах сыростью и бензином, правое запястье ныло почти забытой болью, и хотя бы поэтому Лен готов был поверить, что в самом деле был жив, что ему… дали уйти. Вернуться.

Он не почувствовал перехода, просто в одно мгновение все еще находился в «Motorcar», а в следующее оказался посреди безлюдных улиц ночного Централ-сити, наполненных запахами и ощущениями, которым не было место в дешевой имитации реальности за гранью.

Лен глубоко вдохнул, игнорируя тупую боль в боку, мимолетное головокружение и шум в ушах от избытка кислорода в легких. Его тело не успело привыкнуть к жизни. Было ли оно создано с нуля силой, не поддававшейся пониманию? Заимствовано из точки реальности за секунду до смерти? Имело ли это значение?..

Он всегда скептически относился к идее второго шанса, еще меньше верил в то, что каким-то образом мог его заслужить. Люди редко учились на своих ошибках и не умели использовать предоставившиеся возможности. Он сам не был исключением. Не знал, что дальше: куда идти, что делать и зачем

Лен сунул руку за пазуху, надеясь обнаружить во внутреннем кармане куртки телефон. Тот оказался на месте — как и очки, болтающиеся на шее, и пустая кобура от криопушки на бедре. Все в точности как в момент его смерти.

На экране едва держащего зарядку мобильного высветились дата и время: 29 сентября 2016 года, 5:02 p.m. Дешевое устройство отсчитывало минуты линейно, ему не было дела до путешествий во времени и вне его.

Лен поднял взгляд к небу: за тучами не было видно просвета, но темнота ночи постепенно переходила в предрассветные сумерки. Вот и вся информация, что у него была: ни числа, ни месяца, ни даже года. Незнание ощущалось подобно рою насекомых, копошащихся под кожей. Незнание было потерей контроля.

Он прислонился спиной к кирпичной стене какого-то жилого дома и, переложив телефон в левую руку, набрал по памяти последний номер Мика. Лен не мог оценить шансы на ответ, просчитать вероятности и составить план, вынужден был действовать по ситуации, и ради чего?

Может быть, стоило выбрать иной вариант — тот, что был понятнее и проще и куда менее болезненным, но он хотел бросить вызов существу, заставить его платить за допущенную ошибку. Лен был уверен, что оно не сдержит данного слова, но, видимо, ошибался.

Он нажал кнопку вызова на телефоне и поднес его к уху: из динамика доносились гудки. Шесть секунд. Восемь. Десять. На одиннадцатой:

— Жить надоело?

Хриплый смешок застрял где-то в горле, и Лен тяжело сглотнул.

— Отнюдь, — пробормотал он.

Сколько правды было в его словах? Хотел ли он знать ответ на этот вопрос?

Лен на мгновение прикрыл глаза, затем добавил с напускной насмешкой:

— Разве так приветствуют старых друзей, Мик?

Возвращаться к знакомой роли было проще, чем к жизни.

На другом конце линии повисло предсказуемое молчание. Пять секунд. Двести девяносто одна с новой, единственной доступной точки отсчета.

— Снарт?..

Лен сжал в руке телефон. Слышать голос Мика таким — неуверенным, едва ли не испуганным, — было слишком непривычно, и на мгновение ему показалось, что он теряет связь с реальностью.

— Похоже, я вернулся, — выдохнул он.

Похоже.

— Блядь.

Лен устало усмехнулся. Теперь он узнавал Мика.

— Точно, — он прислонился затылком к холодной стене, надеясь хоть немного унять ломоту в висках. — Где ты?

— Стар-сити, — признал Мик неохотно. — Ты?

— Какого черта ты там забыл? — отозвался Лен раздраженно. — Централ.

Он прижал телефон ухом к плечу, чтобы потереть по-прежнему беспокоящее его запястье. Метроном в голове отсчитывал секунды до взрыва, даже если тот запаздывал: по меньшей мере на полминуты.

— Какого хрена, Снарт? — наконец прорычал Мик. — Какого, блядь, хрена?

— Тебе нужно быть точнее в формулировках, — Лен надавил на точку пульса, инстинктивно морщась от боли, но дискомфорт легко было прятать за насмешкой.

— Прекращай свои чертовы игры, ублюдок! Ты сдох, а теперь как ни в чем ни бывало…

Лен снова взял телефон в руку, чтобы убрать его на пару дюймов от уха: он не имел ни малейшего желания выслушивать нотации.

— Ты сейчас же объяснишь, какого хуя тут творится, — добавил Мик угрожающе тихо.

— Я бы объяснил, — сказал Лен с подчеркнутым терпением, которого совершенно не ощущал, — если бы сам понимал.

Что он мог сказать о безвременьи и твари, носившей чужие лица, о ее играх и ловушках? О предложенной сделке и установленных им правилах игры? Даже после взрыва ускорителя и месяцев на «Вэйврайдере» в их с Миком мире не было места для подобных вещей. Не стоило и пытаться говорить о том, что было непостижимо для него самого.

— Мне предложили выбор, — ответил он коротко. — Я его сделал.

Из динамика послышался шорох, затем приглушенное «не сейчас». Лен удивленно поднял брови: отчего-то он не предполагал, тот Мик мог проводить ночи в Стар-сити в чужой компании.

— Завтра приеду, — буркнул Мик уже в трубку.

Нет.

Лен ни секунды не задумывался над ответом и, даже если тот прозвучал излишне резко, не намерен был брать свои слова назад. Им ни к чему было видеться лично.

— Послушай, Мик, — сказал он, усилием воли заставляя звучать голос ровно, — я жив, и это все, что тебе сейчас нужно знать. Я позвонил, чтобы… — убедиться, что все это было реальным, не очередной иллюзией, — … поставить тебя в известность.

Телефонного разговора было достаточно. Должно было быть достаточно.

Лен сжал двумя пальцами переносицу и сделал глубокий вдох, отозвавшийся очередной вспышкой боли в ушибленных ребрах. Существо не было столь любезно, чтобы избавить его от старых ран.

— Ты знаешь, где Лиза? — спросил он мгновение спустя.

Лен и самому себе не мог сказать, зачем ему нужен был ответ: чтобы найти сестру как можно быстрее или избегать немного дольше, пока он не ощутит твердую почву под ногами. Лиза была единственной, ради кого стоило возвращаться. Единственной, перед кем он чувствовал вину. Она уже давно не нуждалась в старшем брате, но он обещал не оставлять ее и не сдержал своего слова.

— Нет, — коротко ответил Мик и, невесело хохотнув, добавил: — Последний раз мы виделись в день твоих похорон.

Если Мик хотел ударить по больному, у него это вышло. Лен скривился. Он был не в настроении для того, чтобы пытаться оценить своеобразную иронию этих слов. На его языке все еще вертелись десятки вопросов: сколько времени прошло и что изменилось за его отсутствие, и другие, едва оформившиеся, слишком личные. Даже для Мика. Особенно для Мика.

Лен почувствовал, как на лоб упала капля, затем еще одна и еще. Начинался дождь. В висках стучала боль, подрагивали сжимавшие трубку пальцы. Усталость навалилась неожиданно, в одно мгновение, и он совершенно ясно осознал, что не в состоянии поддерживать разговор и дальше. Понимал, что Мик будет в ярости, но как-нибудь он переживет. Они оба — переживут, и до чего поразительной была эта мысль.

— Еще увидимся, Мик.

Лен отключил телефон.


Централ-сити, квартира Лизы — 6:25 a.m.

Из состояния полудремы Лизу вырвал звук поворачиваемого в замке ключа. Остатки сна слетели с нее в одно мгновение, она поспешно вскочила с постели и, на ходу надевая халат, устремилась в коридор. В груди бешено колотилось сердце. Где она оставила чертов пистолет? Тот, кажется, должен быть в тумбочке и…

Лиза замерла посреди холла, не в силах оторвать взгляда от входной двери.

— Ленни, — выдохнула она.

На пороге стоял ее брат: насквозь мокрый, усталый и раздраженный, но живой — боже, живой. Как?..

Едва отдавая себе отчет в своих действиях, Лиза бросилась к нему. Зрение мутилось от непрошенных слез, и она не знала, чего в это мгновение хотелось больше: обнять его или от души поколотить.

— Безмозглый ублюдок! — всхлипнула она, не сдерживая силы ударяя его кулаком в грудь; Лен едва заметно пошатнулся под ее напором, но не отступил. — Как ты мог так поступить со мной?!

— Лиз, — его голос был хриплым и непривычно мягким.

— Не смей! — она добавила еще один удар для верности. — Это что, какая-то идиотская шутка? Я похоронила тебя.

— Не шутка. Лиз…

Лен звучал устало и как-то совершенно потерянно, и в считанные мгновения весь запал покинул Лизу. Она обмякла и, вцепившись пальцами в его куртку, уткнулась лицом в мокрую ткань свитера.

— Я в порядке, — сказал Лен, неловко приобнимая ее одной рукой. — Я жив. Я дома.

Лиза не знала, сколько времени они простояли вот так. Ее плечи подрагивали от нервных, плохо сдерживаемых рыданий, и она никогда не хотела, чтобы ее видели такой. Даже Ленни. Она сделала глубокий вдох, чувствуя чужой — родной запах пороха и пота и дождя, затем усилием воли заставила себя разжать пальцы и отступить. Руки дрожали, и Лиза поспешно спрятала их в карманах халата.

— Ты так зальешь мне весь пол, — сказала она глухо, глядя в точку за плечом Лена. — Иди переоденься.

В комоде спальни еще оставались его вещи, и впервые за последние недели она была рада, что так и не нашла в себе сил их выбросить.

— На улице дождь, — зачем-то пояснил очевидное Лен, затем запоздало кивнул и опустился на корточки, чтобы расшнуровать ботинки.

Лиза не стала дожидаться, пока он разуется, и молча направилась на кухню. Включив на ходу чайник, она достала с верхней полки френч-пресс и коробку с ромашковым чаем. Наивно было думать, что тот поможет ей успокоиться, но сейчас казалось важнее хоть чем-то занять руки, сосредоточиться на простых действиях, только чтобы не думать о том, что все это может оказаться сном, галлюцинацией, ловушкой одного из мета-фриков… как будто им могло быть до нее дело.

Пошумев с полминуты, чайник отключился. Мелькнула мысль, что стоило бы дать воде немного остыть, но Лизе было плевать на вкус чая. Она залила кипятком стебельки ромашки, затем опустила пресс, с каким-то мстительным удовольствием наблюдая, как они ломаются под давлением.

Из спальни донесся стук закрывшегося ящика и приглушенные шаги Лена. Лиза подвинула ближе чистую чашку и несколько секунд неотрывно смотрела на нее. Чай еще не успел завариться, но почему-то казалось, если она поторопится, то и ожидание закончится быстрее. Она сжала ручку чайника, слегка задев костяшками пальцев горячее стекло, и все-таки налила в чашку едва окрасившуюся жидкость.

Мгновение спустя Лиза услышала щелчок двери и обернулась на звук: Лен замер посреди холла, молча глядя на нее. В его глазах в этот момент отражалась совершенно непривычная уязвимость, которую он впервые за долгое время даже не пытался скрыть.

Лиза заставила себя разорвать зрительный контакт, и, взяв в руки чашку, направилась в гостиную. Лен все также молча последовал за ней.

— Садись, — сказала она, забравшись с ногами на диван и кивнув на кресло напротив. — Ты задолжал мне объяснение.

На короткий момент на лице Лена мелькнуло неудовольствие: он ненавидел быть кому-то должным, даже ей, но чувство вины оказалось сильнее. И хорошо. Она не намерена была давать ему поблажек.

Лен послушно прошел к креслу и, опустившись на край, положил руки на колени, скрещивая пальцы в замок.

— У меня нет объяснения, — произнес он, уставившись в пол. — Я был мертв. Я получил шанс вернуться. Я им воспользовался.

— Что это значит, Ленни?

— Я не знаю.

На секунду Лен поднял на нее глаза, и… он действительно не знал. Был также растерян, как и она сама. И, может быть, Лиза нечасто проявляла милосердие, почти никогда, если ей было больно, но это был Ленни, и разве мало он пережил?

Она плотно сжала губы, сдерживая желание продолжить допрос. Что толку было пытаться вытащить каждую деталь, если итог не изменится? Ей должно было быть довольно уже того, что Ленни жив.

— Как ты, Лиз? — тихо спросил Лен, когда молчание начало затягиваться.

Он вновь отвел взгляд и бездумно потирал запястье правой руки: привычка, которая была у него и раньше, но, кажется, только обострилась за последнее время. Они не виделись почти год — не так уж много по меркам их семьи, но в этот раз пропасть между ними была больше, чем просто время.

— Как ты думаешь? — обвинение в голосе скрыть не удалось, но она не очень-то и старалась.

Угол рта Лена дернулся вниз, и между его бровями залегла складка. Лиза не пыталась быть намеренно жестокой, но и не собиралась притворяться, что все в порядке, что ей не больно. И, может быть, в глубине души она хотела остановиться сейчас, отложить тяжелые вопросы на другой день, но лучше уж было высказать все сразу, пока хватало запала.

— Я завязала, Ленни, — сказала она твердо, глядя прямо на него с вызовом, который он отказывался принимать. — С ограблениями, со всеми этими играми с Флэшем… Завязала. И я не намерена возвращаться.

Лен нахмурился только сильнее и несколько секунд молчал, обдумывая услышанное. Когда он наконец поднял голову, в его глазах не было ничего: ни осуждения, ни одобрения. Пустота. Лиза с трудом подавила желание передернуть плечами.

— Это твой выбор, — сказал Лен. — Всегда был твой выбор.

— Что ты собираешься делать?

Мысль начать все с нуля пугала, и порой Лиза сомневалась, что и правда готова была отказаться от былой свободы ради ежедневной рутины обычной работы, но для себя она хотя бы могла представить такую жизнь. Для Ленни?.. То, что она считала лишь игрой, для него было… всем. Сложные многоступенчатые планы, просчитанные до мельчайшей детали действия, сама его маска, с которой он, наверное, не расставался даже наедине с самим собой — Ленни держался за все это, чтобы было за что держаться. Что еще ему оставалось? И все-таки Лиза не представляла, как он сможет вернуться к тому, что оставил позади почти год назад. Два года назад, потому что без нее, без Мика, без Флэша — все было совсем иначе.

— Не знаю.

Тон был сухим и подчеркнуто ровным, и Лиза невольно скривила губы. Глупо было рассчитывать, что Ленни не закроется от нее тут же, как представится возможность. Должно быть, в своих глазах он и так позволил себе лишнего, вот только Лиза неожиданно поймала себя на том, что скучала по Ленни, каким тот был еще несколько минут назад — каким тот был в ее детских воспоминаниях.

— Флэша давно не было видно, — заметила она в смутной надежде, что хотя бы это имя зажжет искру интереса в его глазах.

Лен поднял голову, и на короткое мгновение пустота его взгляда уступила место слабой тени беспокойства. Кое-что все-таки оставалось неизменным.

— С ним?..

— Все в порядке, — Лиза пожала плечами с напускной беспечностью. — Насколько я знаю. Видела его месяц назад во время последнего дела, которое мы провернули с Миком.

От нее не укрылась гримаса на лице Ленни при упоминании Мика, но, что бы ни произошло между ними, — после его возвращения или задолго до, — об этом она говорить не хотела. Во всяком случае, не сейчас.

— Ты многое пропустил, — Лиза поставила остывшую, так и не тронутую чашку с чаем на стол и, поднявшись на ноги, отошла к окну; дождь до сих пор не прекратился. — Не за… последние месяцы, еще раньше. Ты не представляешь, что здесь творилось.

Она помолчала некоторое время. В отличие от Лена ей никогда особо не было дела до Флэша, но ее всегда отличала наблюдательность, и некоторые вещи не заметить было трудно.

— Не думаю, что Флэш хочет продолжать играть свою роль.

Лен не отвечал долгое время, и Лиза не оборачивалась, чтобы посмотреть, какие чувства отражались на его лице. Не хотела видеть ни подтверждения, ни опровержения своим старым догадкам.

Наконец, Лен заговорил, тихо и без тени эмоций в голосе:

— Как и я.



14 ноября 2016 года
Централ-сити, квартира Лизы — 10:02 a.m.


Лен сжал двумя пальцами переносицу и отложил в сторону чудом найденную у Лизы копию «Лолиты» Набокова.

— Отвратительная книга, — протянул он, глядя в потолок.

От яркого света лампы на потолке пришлось прикрыть глаза. Начинала побаливать голова: похоже, рано или поздно ему все-таки придется купить очки для чтения.

— И зачем ты ее читаешь? — отозвалась Лиза из кухни.

С его возвращения к жизни прошло двадцать восемь часов, девятнадцать минут и восемь секунд; на сорок две минуты меньше — со встречи с Лизой. Лен по-прежнему ощущал себя так, будто ступал по тонкому льду: одно неверное движение, и он окажется погребен в море эмоций, которые, без сомнения, еще бурлили под внешней беззаботной сдержанностью Лизы.

— Она занимательна, — протянул он, — но даже с учетом моих моральных стандартов это… слишком.

— Твоих моральных… — Лиза фыркнула, выходя из кухни с двумя чашками в руках. — Ленни, твой соулмейт младше тебя на восемнадцать лет.

— Семнадцать, — поправил он автоматически, затем спустил ноги с дивана, садясь прямо. — К тому же он уже давно совершеннолетний.

Во взгляде Лизы мелькнула мягкая насмешка, но, к счастью, развивать тему она не стала. Лен в любом случае не намерен был на ней останавливаться, не когда она уже давным-давно потеряла для него значение.

— Держи, — Лиза протянула ему чашку с кофе: с сахаром и сливками, как он предпочитал по утрам, хотя обычно его предпочтения успешно игнорировались. — Ты надолго здесь?

«Здесь», по всей видимости, означало в ее квартире. У самого Лена легального жилья не было: до того, как Флэш уничтожил все его данные, приобретать недвижимость даже на один из постоянных псевдонимов было слишком рискованным, а позже в приоритете оказались другие проблемы.

— Я тебе мешаю? — насмешливо спросил он.

Лиза ответила ему снисходительной улыбкой, затем уселась в кресло напротив, закинув ногу на ногу.

— Можешь оставаться, сколько захочешь, Ленни. Я не гоню.

— Хорошо.

Он мог перебраться в одно из убежищ, но пребывать в любом из них дольше пары ночей было сомнительным удовольствием. На то, чтобы найти подходящую для съема квартиру, требовалось больше времени, больше ресурсов, чем те, которыми он обладал в данный момент.

Лен сделал глоток кофе. Позже ему следовало вернуться к этим мыслям, но сейчас он предпочел бы избегать их еще немного. Пока что он мог себе это позволить.

Прошло несколько секунд, прежде чем из спальни послышалась стандартная мелодия звонка айфона. Мелочь, но и она говорила о многом: Лизе больше ни к чему были одноразовые трубки. Она действительно готова была начать новую жизнь. Без него.

Отставив свою чашку с кофе, Лиза устремилась в другую комнату за телефоном. Лен мгновение размышлял, стоило ли последовать за ней, но в итоге остался на месте.

— Слушаю?

Он постучал пальцами по колену и напряг слух.

— Ничуть. Наслаждаюсь утренним кофе, — Лиза вернулась обратно в гостиную и, прислонившись бедром к креслу, уставилась на Лена с нечитаемым выражением лица. — Ты чего-то хотел?

Он вопросительно поднял брови, указывая взглядом на телефон. «Мик» — произнесла Лиза одними губами. Лен невольно нахмурился.

Тоже.

Что бы ни сказал Мик, уголок рта Лизы дрогнул в улыбке. Она чуть отстранила трубку от лица и, дождавшись, пока Лен сделает очередной глоток кофе, сладко пропела:

— Не подавись, Ленни.

Он послал ей ядовитый взгляд, но в ответ получил лишь смешок. Впрочем, мгновение спустя она посерьезнела.

— Сложно сказать.

Лиза отошла от кресла и села на край дивана. На таком расстоянии с трудом, но можно было расслышать бас Мика: «…в своем уме?»

Следовало предположить, что речь шла о нем. Лен вновь нахмурился и жестом попросил передать ему трубку. Лиза не мигая смотрела на него ровно три секунды, затем, закатив глаза, протянула мобильный.

— У меня все в порядке, Мик. Зачем ты звонишь?

Из динамика послышался шорох, затем:

— Ты у нас умный. Угадаешь? — где-то на другом конце линии жалобно звякнуло стекло. — Твое здоровье.

Половина одиннадцатого утра, а Мик уже пил. Или, что было вернее, все еще пил.

— Мик, — Лен позаботился, чтобы неодобрение явственно читалось в его голосе.

Мик хрипло рассмеялся.

— Не ерепенься, Ленни.

Лен сжал зубы, пытаясь сдержать охватившее его раздражение. Так Мик называл его, только когда был очень пьян или очень зол. Или и то и другое.

— Давно ты обзавелся привычкой ходить вокруг да около? — процедил он. — Я тебе все сказал еще вчера.

— Познавательная вышла беседа, ничего не скажешь. Ублюдок.

Лен сжал в пальцах телефон, проигнорировав настороженный взгляд Лизы. Даже в лучшие дни у него не всегда доставало терпения иметь дело с Миком, но когда тот был в таком состоянии? Исход был предсказуем.

— Послушай, Мик, — произнес он неожиданно даже для себя зло, — если ты намерен и дальше продолжать это нытье, нам лучше закончить и этот разговор.

В глазах Лизы отчетливо читалось: «какого черта ты творишь?».

Хотел бы он ответить на этот вопрос. Их отношения с Миком всегда были сложными, они спорили чаще, чем соглашались, а последние месяцы… последние месяцы развели их слишком далеко. Лен не был уверен, что был хоть какой-то смысл пытаться вновь возвести мосты между ними.

Лиза наклонилось к нему, чтобы забрать трубку, и он расслабил пальцы, даже не думая сопротивляться. Вспышка гнева уступила место какой-то странной опустошенности.

— Мой брат — идиот, — сказала Лиза, возводя глаза к потолку.

Лен не стал слушать, что на это ответит Мик. Он резко поднялся на ноги и с полупустой чашкой остывшего кофе прошел на кухню.

Он вылил остатки кофе в раковину и включил воду, чтобы заглушить слова чужого разговора, но это оказалось ни к чему — тот не продлился и десяти секунд. Лен видел, как Лиза бросила недоуменный взгляд на экран телефона: похоже, Мик отключился, не попрощавшись.

Он едва успел убрать чашку и оставшуюся после завтрака тарелку в посудомоечную машину, когда Лиза решила присоединиться к нему на кухне.

— Ленни, — произнесла она укоризненно.

— Я не хочу об этом говорить, — отрезал он.

— Хорошо, не будем, — на удивление легко согласилась Лиза. — Но, если захочешь, я выслушаю.

— С каких это пор ты стала психологом? — он наконец обернулся к ней лицом и, прислонившись бедром к посудомоечной машине, скрестил руки на груди.

— С недавних, — глаза Лизы блеснули и она усмехнулась будто понятной только ей одной штуке. — Кстати, твоя криопушка все еще у Мика.

— Она мне не нужна.

— Как скажешь.

Лен невольно нахмурился, затем глубоко вздохнул, искусственно пытаясь прогнать напряжение. Его не покидало ощущение, что нечто просто… не работало. Было сломано в этой его «новой жизни».

В руке Лизы вновь зазвонил телефон, и Лен с удивлением отметил, как изменилось ее лицо, стоило ей взглянуть на экран: тут же разгладилась едва заметная морщинка на лбу, и на губах мелькнула тень искренней улыбки.

— Ал? — произнесла она, поднеся трубку к уху.

Лен почувствовал, как его брови ползут вверх. Он определенно пропустил кое-что важное в жизни сестры.

— Нет. Нет, не занята, — Лиза закусила губу и бросила на него быстрый взгляд. — Последние несколько дней были…

Она оборвала фразу на середине, затем помолчала, очевидно слушая, что говорил ей собеседник.

— Пусть это будет китайский ресторан, и считай, что я согласна, — сказала она с беззлобной насмешкой. — Я буду через… полтора часа? Примерно. Тебя устроит?

Дождавшись, по всей видимости, утвердительного ответа, она попрощалась с «Алом» и повесила трубку. Лен переместил вес с ноги на ногу и постучал пальцами по плечу.

— И что это было? — спросил он не без доли скепсиса.

— Мой друг.

— Друг?

— Да, Ленни, друг. Представь себе.

— И давно вы… дружите?

Нельзя сказать, чтобы у него были хоть какие-то основания сомневаться в искренности слов Лизы, но он с трудом мог припомнить, когда кто-то последний раз вызывал у его сестры подобные эмоции… если не считать, разве что, Циско Рамона, но о нем Лен предпочитал не вспоминать особенно часто.

Умом он понимал, что Лиза уже давно была взрослой самостоятельной женщиной и вправе была сама решать, с кем связываться. Лен не собирался ей указывать, но отделаться от невольного беспокойства было не так-то просто.

— Я, так уж и быть, разрешу тебе устроить допрос, когда вернусь, — Лиза кинула взгляд на телефон, видимо, проверяя время. — А сейчас мне нужно собираться. Постарайся за то время, что меня не будет, не умереть от любопытства.

Она слегка поморщилась от собственного выбора слов, и Лен проглотил вертевшийся на языке столь же неуместный ответ. Лиза вряд ли готова была оценить его юмор.

Дождавшись, когда она скроется в ванной комнате, Лен вернулся в гостиную и покосился на оставленную на журнальном столике книгу. Опустившись на диван, он провел кончиками пальцев по истрепанному корешку, но тут же убрал руку в инстинктивном отвращении: слишком много было на этих страницах тем, о которых он не в состоянии был думать в этот момент.

Похоже, ему следовало найти иной способ как-то убить время.


Централ-сити, квартира Барри — 11:58 a.m.

— Уже иду! — прокричал Барри.

Из динамика телефона послышалось растерянное «Сэр?» оператора, и он добавил уже в трубку:

— Простите, это я не вам. Одну минуту.

Барри прижал телефон плечом к уху и, открыв входную дверь, пропустил Лизу в квартиру. Едва не сорвавшись по привычке на суперскорость, он сбегал в гостиную за флаером доставки, затем выразительно помахал им в воздухе.

Лиза насмешливо подняла бровь и постучала ногтем по картинке с гунбао.

— Еще порцию гунбао, — сказал он оператору.

«Яичный рулет?» — произнес он одними губами. Лиза на мгновение задумалась, потом кивнула.

— И яичный рулет, — закончил он. — Это все.

Оператор повторила его заказ и примерное время ожидания, и Барри, вежливо попрощавшись, повесил трубку.

— Обязательно все делать на ходу? — поинтересовалась Лиза, снимая куртку и прислоняя к стене зонт.

— Я просто зверски голоден, — немного смущенно пожал плечами Барри.

Он ничуть не преувеличивал: впервые за последние недели — возможно даже с тех самых пор, как он «отменил» Флэшпоинт, — в нем проснулся былой аппетит. Сегодня у Барри вообще было подозрительно хорошее настроение: он умудрился отлично выспаться за каких-то шесть часов и был полон энергии. Не настолько, чтобы заставить себя выйти из дома, но вот идея провести в компании с Лизой несколько часов за бессмысленной болтовней и просмотром сериалов казалась исключительно удачной.

— И хорошо, — заявила Лиза, окидывая его с ног до головы оценивающим взглядом. — Еда тебе не помешает. Ты настолько тощий, что смотреть страшно.

— Не правда! — возмутился Барри. — У меня есть пресс.

Лиза послала ему снисходительную улыбку.

— Ну разумеется.

— Хочешь взглянуть? — Барри скрестил руки на груди и усмехнулся краем рта.

Впрочем, в глубине души он надеялся, что Лиза не примет его предложение всерьез. Шансы пережить неловкость ситуации были крайне, крайне низкими.

— Ты не в моем вкусе, Ал.

Барри попробовал было изобразить глубокую обиду, но вышло явно не слишком убедительно. Оставив всякие попытки притворства, он рассмеялся и, покачав головой, устремился в гостиную, рассчитывая, что Лиза последует за ним.

— Прости, но ты тоже не в моем, — заявил Барри, устроившись на диване; мгновение спустя пришло запоздалое осознание, как со стороны прозвучали его слова, и он спешно принялся оправдываться: — В смысле, ты не… ты просто шикарно выглядишь, и я был бы не против… то есть, не то чтобы я хотел… Я не имел в виду!..

И… конечно же фильтр между мозгом и ртом выбрал именно этот момент, чтобы уйти в бессрочный отпуск. Барри приглушенно застонал и спрятал лицо в ладонях.

— Да все в порядке, Ал, — рассмеялась Лиза. — Господи Иисусе, ты напоминаешь мне детеныша черепашки. Такой же очаровательно неловкий.

Барри посмел взглянуть на нее сквозь пальцы: она как раз забралась в кресло напротив и, кажется, действительно не выглядела ни в малейшей степени расстроенной его словами. Только ее глаза блестели как-то очень подозрительно.

— Если подумать, — протянула она после секундного размышления, — в этом вы с Ленни похожи.

— Э-э, что? — интеллигентно произнес Барри, на мгновение забыв о смущении; он еще раз прокрутил в голове сказанное, но по-прежнему был уверен, что ослышался. — Как это вообще?..

Разумеется, Барри был совершенно не приспособлен к нормальному человеческому общению. Он знал это. Он научился с этим жить. Но Лен?.. Лен неизменно держал ситуацию под контролем, в точности знал, что и как сказать, чтобы добиться ровно той реакции, на которую рассчитывал. Барри всегда этому втайне завидовал, даже если кое-как научился не падать в грязь лицом хотя бы в роли Флэша.

— Нет, разумеется, он знает… знал, как очаровывать. Соблазнять, если хочешь, — Лиза помахала рукой, подчеркивая как мало это имело значения в ее глазах. — В конце концов, это часть нашей работы. Но… ничего личного, знаешь? Просто бизнес.

Барри неуверенно кивнул. Прошлое Лизы нет-нет да напоминало о себе смутным дискомфортом, и почти задушенный внутренний голос по-прежнему время от времени донимал его вопросом: какого черта он делает? Впрочем, игнорировать его с каждым днем становилось все проще.

— Но что касается реальных отношений? — улыбка Лизы была насмешливой, но взгляд — мягким. — Его провалы были настолько впечатляющими, что в какой-то момент он просто… перестал пытаться.

— Не-е-ет, — протянул Барри. — Нет, я не могу себе этого представить. Он же…

Он всплеснул руками, пытаясь жестом показать то, чего не мог облечь в слова. Он надеялся, что не выдавал себя сейчас с головой: в конечном итоге, какое впечатление можно было составить о человеке по паре записей в телевизионном эфире и газетным статьям?

— О, — в глазах Лизы зажегся недобрый огонь, и ее голос в это мгновение напоминал мурлыканье кошки: очень большой, очень опасной кошки. — Кто-то запал на моего братца.

— Ничего подобного! Лиза.

Серьезно? Барри запал на Снарта? Нет, тот был абсолютно в его вкусе, в чем даже не стыдно было признаться, но… их отношения всегда были слишком непростыми, и, если между ними и существовало какое-то влечение, оно попросту отходило на второй план. Дело было даже не в вопросах морали, просто то, что Снарт был его врагом — преступником, лжецом и убийцей, значило больше, чем то, как хорошо он выглядел в черной коже, как шла ему его извечная усмешка, или какими невозможно-голубыми порой казались его глаза.

Вот только все это имело хоть какое-то значение месяцы назад. Теперь?.. Барри не позволял себе задумываться об этом, но, может быть, за последние недели что-то изменилось в его восприятии. Может быть, сейчас какие-то чувства и не были бы столь уж безумными. Если бы… если бы Лен был жив.

Легкое, почти беззаботное настроение улетучилось в одно мгновение. Зачем вообще Лиза подняла эту тему? Разве ей самой не было больно?..

Уголок рта Лизы дернулся вниз, и в ее глазах мелькнула тень… жалости, сочувствия? К нему? На короткий миг показалось, будто ей хотелось сказать что-то важное, но…

Раздался звонок в дверь, и Барри невольно вздрогнул от резкого звука.

— Доставка? — спросила Лиза как ни в чем не бывало. — Они быстро.

Может быть, он просто принял желаемое за действительное, и его в самом деле не ждало никаких откровений.

— У них ресторан в соседнем здании, — сказал Барри уже на пути к двери, — и на удивление хороший.

Ему потребовалось не больше пары минут на то, чтобы принять заказ и расплатиться с курьером, но к тому времени, как он вернулся в гостиную, Лиза уже успела включить телевизор и листала меню Netflix.

— Я… не говорил тебе пароль? — осторожно поинтересовался Барри, водружая маленькую гору коробок с едой на журнальный столик.

Лиза окинула ее скептическим взглядом.

— Барменам нынче так хорошо платят? Может быть, мне стоит пересмотреть свой выбор карьеры, — протянула она. — И, Ал, не будь таким наивным. Я взламывала сейфы, что в сравнении с этим Netflix?

Барри на это только покачал головой.

— Что будем смотреть? — спросила Лиза немного погодя, наконец закончив разглядывать опции. — «Orange is the New Black»?

Барри прикусил язык, только чтобы удержаться от глупой шутки на тему женских тюрем, и молча пожал плечами. В конечном итоге это был хороший сериал, и он уже смотрел его в месяц выхода, так что спокойно мог позволить себе отвлечься на разговоры.

Лиза включила первую серию сезона и немного убавила звук, оставляя заставку играть на фоне. Она нашла среди коробок свою порцию гунбао и, открыв ее, вдохнула запах свежеприготовленной еды.

— Неплохо, — заметила она, затем, немного помолчав, добавила: — Знаешь, а ведь ты бы ему понравился.

— Кому?.. — бездумно спросил Барри, прежде чем сообразил, что Лиза явно намеревалась продолжить их прерванный разговор.

Он… не был уверен, что чувствовал по этому поводу.

— Мы можем… не говорить об этом? — произнес Барри осторожно.

Он разломал палочки и несколько уныло потыкал ими лапшу. На душе вновь зарождалась неприятная тяжесть.

— Моя личная жизнь выглядит достаточно печально и без гипотетических размышлений о том, что могло, а чего не могло бы быть, — слова прозвучали излишне горько, и Барри усилием воли заставил себя улыбнуться. — К слову, раз уж ты сама начала об этом: Циско передавал привет.

На мгновение Лиза выглядела виноватой, но при упоминании Циско тут же переменилась в лице.

— О, так вы по-прежнему общаетесь? — сказала она, не скрывая нездорового интереса в глазах. — Ты же знаешь, что он работает с Флэшем?

Барри мысленно проклял себя за «удачную» смену темы. Он не был уверен, что было хуже: говорить о его несуществующей личной жизни или о Флэше.

— В некотором смысле? — пробормотал он неловко. — Но, э-э… не похоже, чтобы у них было много работы последнее время?

Лиза задумчиво прикусила губу и подцепила палочками кусок курицы.

— Твоя правда, Флэш давненько не появлялся на улицах. Если подумать, как раз с последнего нашего с ним столкновения. Где-то с месяц назад? Мы с Миком тогда были… не в лучшей форме, — она опустила глаза. — Впрочем, как и Флэш. Все это ограбление было полнейшим фарсом.

Барри нахмурился. Воспоминания о том дне до сих пор вызывали дурной привкус во рту, и он не мог толком сказать, почему. Возможно, причина была в заголовках вышедших наутро газет, один острее другого. По всей видимости, в руки репортеров попала пленка, на которой ясно было видно, что он и не подумал остановить Глайдера и Хитвэйва, когда те скрылись с награбленным. Публике не было дела до его переживаний.

— Читал об этом, — сказал он коротко. — Неслабый удар по репутации Флэша.

Не то чтобы последнее время ему действительно было до этого дело.

— Любовь народа непостоянна, — Лиза откинулась в кресле и закинула ногу на ногу. — Но я бы не стала его винить. К тому же, где в это время была полиция, хм? Нам даже не пришлось использовать оружие, так что не то чтобы это дело было в особой юрисдикции Флэша.

Барри ни за что не признался бы, но от слов Лизы ему стало чуточку легче.

— Теперь ты его защищаешь? — спросил он, выдавив из себя слабую усмешку.

— О, нет, — фыркнула Лиза. — Флэш как надоедливое насекомое. Я бы от него избавилась, но недосуг.

Барри коротко рассмеялся. Даже для него было очевидно, что Лиза говорила не всерьез. И это… утешало. Может быть, Флэшу и Золотому Глайдеру не суждено было стать друзьями, но даже отсутствие открытой неприязни казалось не таким уж плохим вариантом.

— Ты думаешь, все приходит в норму? — спросил он задумчиво. — На улицах последнее время тихо, и Флэша не видно. Все почти как до взрыва ускорителя…

— Интересно, как долго это продлится, — в тон ему произнесла Лиза. — Но я не жалуюсь. И, знаешь, после того, что произошло весной? Флэш заслужил немного покоя.

Барри опустил глаза и попытался сдержать улыбку. В груди расползалось приятное, почти забытое тепло.

Он потянулся за пультом и немного прибавил звук: стоило сделать паузу в разговоре, пока он не наговорил лишнего.

Лиза кинула на него короткий взгляд, в котором читался немой вопрос или, может быть, любопытство, но ничего не сказала.

На долгое время после между ними воцарилась уютная тишина.


16 ноября 2016 года
Централ-cити, квартира Лизы — 7:02 p.m.


Натянув свитер на колени, Лиза выделила маркером еще несколько предложений в конспекте: теперь на распечатке было больше кислотно-желтого, чем белой бумаги. Возвращение к учебе вполне предсказуемо не вызывало особого энтузиазма, особенно после почти пятнадцати лет перерыва. Ленни в свое время позаботился, чтобы она закончила старшую школу, но колледж был роскошью уже для них обоих.

Курсы сами по себе не были особенно сложными, и Лиза даже временами находила удовольствие в процессе, вот только подготовка к финальному тесту всерьез заставляла усомниться в собственном решении «вступить на путь истинный». Впереди ее ждала еще почти целая неделя зубрежки, а бросить все хотелось уже сейчас.

На кофейном столике завибрировал телефон, и Лиза тут же потянулась к нему, радуясь возможности хоть немного отвлечься.

«Боже» — сообщение от Ала не отличалось подробностями, но на экране тут же замелькала анимация письма, намекая на продолжение. Оно не заставило себя ждать: «Ральф вкатил уже пятый шот текилы, и теперь рассказывает, как его девушка заставляет его носить женское белье и чулки во время секса. В деталях».

Лиза фыркнула. И как Ал умудрялся так быстро набирать сообщения? Еще и со всеми знаками пунктуации, как будто был не барменом, а по меньшей мере филологом с ученой степенью.

С тех пор, как они обменялись номерами, он периодически присылал подобные истории, если попадался особенно чудаковатый клиент. Ральф был одним из постоянных, и пока что не уставал удивлять разнообразием своих сексуальных практик.

«Не будь снобом, Ал. У всех своих кинки,» — послала Лиза в ответ.

«Я не против чужих кинков! Я против своих кошмаров!»

«Ты хоть знаешь, как он выглядит? Я скажу тебе, как!»

«Как очень волосатая версия Мика Рори».

Не сдержавшись, Лиза рассмеялась в голос. В ее воображении явственно представился Мик в нежно-розовом женском белье от Victoria’s Secret и отчего-то с копной длинных огненно-рыжих волос.

— Ты знаешь, я был крайне терпелив, — раздался за спиной голос Ленни.

Лиза от неожиданности чуть не выронила телефон.

— Боже, Ленни! — она развернулась к нему. — Обязательно так подкрадываться?

Лен коротко пожал плечами и, скрестив руки на груди, оперся спиной о стену. На его губах играла до крайности раздражающая усмешка.

— Не моя вина, что ты была так увлечена беседой… с Алом, полагаю?

Лиза состроила недовольную гримасу:

— Я, конечно, сказала, что ты можешь оставаться здесь, сколько хочешь, но ты всерьез заставляешь меня пересмотреть свое решение.

Усмешка Лена стала шире и, что поражало особенно, еще более раздражающей.

— Не будь так холодна, сестренка.

Лиза с трудом подавила желание закатить глаза: не прошло и недели, как вернулись его идиотские шуточки. Она уже было начала беспокоиться… вполне искренне, как бы ей ни хотелось сохранить фасад беспечности даже в собственных мыслях. С момента возвращения Ленни был сам не свой, и это было понятно и ожидаемо, но все-таки не могло не тревожить. Лиза отказывалась понимать, как он мог часами не делать ровным счетом ничего, сидеть, уставившись в одну точку. Казалось, в такие моменты в его голове не было ни единой мысли: ни планов, ни анализов, ни даже праздных размышлений, и это откровенно пугало.

Лиза тряхнула головой, отгоняя дурные мысли. Прошло всего несколько дней с его возвращения, и медленно, но верно, все приходило в норму. Может быть, ей стоило больше верить в брата.

— Ну да, это же твоя прерогатива, — ответила она подчеркнуто легким тоном. — Так чего ты хотел?

Лен ответил не сразу. Он прошел вглубь комнаты и, сев в кресло, взял со столика оставленный Лизой маркер. Несколько мгновений он задумчиво вертел его в пальцах.

— Помнится, ты обещала мне парочку ответов, — сказал Лен, не отрывая взгляда от маркера. — И я до сих пор их не получил.

— Вообще говоря, я сказала, что позволю тебе устроить допрос, — заметила Лиза, с некоторым сожалением откладывая телефон; Алу придется подождать ее ответа. — А сможешь ли ты чего-то от меня добиться, это уже другое дело.

— Тебе не идет быть мелочной, — Лен на секунду поднял на нее взгляд и едва заметно усмехнулся. — Лиз, ты же меня знаешь, либо ты скажешь мне все сама, либо мне придется воспользоваться другими методами.

Лиза поморщилась. Из уст Ленни эти слова не были пустой угрозой. Он был исключительно хорош в слежке: доставало и навыков и терпения. Поддаваться на откровенный шантаж не хотелось, но так она хотя бы могла контролировать, что именно он узнает, и не оглядываться через плечо каждый раз, как собиралась навестить Ала. Ленни еще мог уступить ей и не копать глубже, но не иметь вообще ни малейшего представления, с кем регулярно общается его младшая сестренка? Это было выше его сил.

— Ал — бармен в «Warriors» на 8-й, — неохотно призналась Лиза. — Мы познакомились с ним примерно месяц назад, как обычно знакомятся с барменами.

— Обычно с барменами не знакомятся.

Лиза выдохнула.

— Тогда он был единственным человеком, готовым выслушать. Мне это было нужно.

Давить на чувство вины, может быть, и было излишне жестоким, но Ленни не оставлял ей выбора. К тому же она все равно не смогла бы облечь в слова, что такого было в Але, что заставило ее вернуться в бар во второй и в третий раз. Что заставило ее доверять ему.

Лен предсказуемо молчал.

— Он хороший парень, Ленни, — сказала Лиза мягко. — Действительно хороший, такие редко встречаются. Как бы странно это ни звучало, он едва ли не первый человек в моей жизни, которого я искренне могла бы назвать другом. Я знаю, что ты беспокоишься, но не лишай меня такой малости. Пожалуйста.

Она нечасто позволяла себе быть столь откровенной, столь… уязвимой. Но Ленни никогда не причинил бы ей боль намеренно, с ним она могла себе это позволить.

Выражение его лица немного смягчилось.

— Хорошо, — Лен наконец положил маркер обратно на стол, строго параллельно распечатке конспекта. — Я и не собирался лезть в ваши отношения.

Он немного помолчал, затем добавил совсем иным тоном, не пряча насмешки:

— Ты хотя бы нас представишь? Раз уж у вас все так серьезно.

— Ты действительно этого хочешь? Ленни, он… — Лиза запнулась. — Он знает, кто мы такие. Я думала, ты…

Она была уверена, что Ленни не собирался заявлять о своем возвращении — во всяком случае, не в ближайшее время. И где была гарантия, что Ал не донесет несколько неудобных фактов до сведения прессы или полиции? Лиза верила, что он так не поступит, но рассчитывать на то же доверие со стороны брата было глупо.

Лен свел брови у переносицы, но ничего не ответил, и потому она продолжила:

— Он ничего никому не расскажет, в этом я не сомневаюсь, и… — она вздохнула. — Я все равно не уверена, что могу обманывать его и дальше, притворяясь, что мой брат по-прежнему мертв. Знаешь, он ведь тоже многих потерял: отца и соулмейта, и я… это будет несправедливо по отношению к нему.

Лиза до сих пор помнила выражение какой-то щемящей тоски в глазах Ала, стоило ей заговорить о Ленни, и, может быть, он всего лишь переживал свои потери вместе с ее, но ни к чему было добавлять только больший груз на его плечи.

— Ты говоришь, он работает в «Warriors» — произнес Лен ровно.

Лиза кивнула.

— В следующий раз, как соберешься туда, я пойду с тобой, — его тон не предполагал возражений, но у нее их и не было.

— Завтра?

Лен наклонил голову к плечу, раздумывая над предложением, затем пожал плечами.

— Завтра так завтра.

запись создана: 11.11.2016 в 20:11

@темы: coldflash trash, The Flash, In Time, I will go down with this ship, DCU, #фанфик

URL
Комментарии
2016-11-11 в 22:10 

vera-nic
I'm here to set you straight. - Leonard Snart
ох.. знаешь, мне очень нравится вот это постепенное осознание чувств у Барри.. обычно (практически во всех фиках) это так: ух, мне он нравится, оказывается, класс, давай теперь трахнемся..

ты удивительно пишешь, но это я уже говорила..

2016-11-11 в 22:42 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, ух, мне он нравится, оказывается, класс, давай теперь трахнемся..
Не то чтобы его можно было за это осудить :D

Вообще "нравится" такое непростое слово, может многое значить. Ну нравится, ну трахнулись бы, а дальше-то что? Можно, конечно, после этого собирать чемоданы и уходить в закат, можно трахнуться еще раз десять, а потом осознать всю глубину нежных чувств. Я не против и такого развития, оно вполне себе имеет место, но можно попытаться подойти и с другой стороны. И я вот тут... пытаюсь. :-D

ты удивительно пишешь, но это я уже говорила..
все равно каждый раз приятно слышать :heart:

URL
2016-11-12 в 18:07 

Йольфа
А вот выход, коллега, там же, где и вход: из игры пора валить!
О, нет, извиняюсь, бро мой бро, ты не Мадара.
Ты Солас. Живи теперь с этим.

2016-11-12 в 18:14 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Йольфа, вот это сейчас был удар ниже пояса. Пойду полировать лысину от горя.

URL
2016-11-12 в 18:16 

Йольфа
А вот выход, коллега, там же, где и вход: из игры пора валить!
Пойду полировать лысину от горя.
Блчдт я Мика представил
Вернее Рэя
Который Мику
Ахахахах, обже, за чтоооо :'D

2016-11-13 в 20:19 

Pretty Penny
make borsch, not war
Страданья Барри - одна из тех вещей, на которые можно смотреть бесконечно)))
Спасибо за новые главы <3

2016-11-13 в 20:22 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny, ему это идет, так сложно удержаться) Но все-таки настанет время и для комфорта.

Спасибо за новые главы <3
Всегда пожалуйста! :3

URL
2016-11-17 в 10:54 

Pretty Penny
make borsch, not war
кххххххххххх Лееееееееееен
щикарно, слов нет, одни звуки)))

блин, до следующего апдейта все себе изгрызу, так хочется знать, что дальше

2016-11-17 в 11:04 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny, щикарно, слов нет, одни звуки)))
спасибо :heart:


блин, до следующего апдейта все себе изгрызу, так хочется знать, что дальше

Если все пойдет по плану, следующий апдейт будет ближе к вечеру. ;-)

URL
2016-11-17 в 11:08 

Pretty Penny
make borsch, not war
Econstasne, :beg: чтобы все шло по плану)))

2016-11-17 в 11:52 

vera-nic
I'm here to set you straight. - Leonard Snart
Лееееееееееен
+1
я хочу пробежать вперед во времени и прочитать весь фик :D

2016-11-17 в 12:01 

Pretty Penny
make borsch, not war
я хочу пробежать вперед во времени и прочитать весь фик
одаааа

2016-11-17 в 14:27 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, я хочу пробежать вперед во времени и прочитать весь фик
Я хочу пробежать вперед во времени и забрать оттуда дописанную и отредактированную версию. И да, мне плевать на парадоксы.

P.S. апдейт в том же числе :shuffle:

URL
2016-11-17 в 15:25 

vera-nic
I'm here to set you straight. - Leonard Snart
Econstasne, апдейт в том же числе
спасибо за него.. :heart: но как же я жду, когда метка Барри станет прежней, и он узнает, что Леонард жив.. бллин..

2016-11-17 в 15:28 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, когда метка Барри станет прежней, и он узнает
:lol: тебе наверное не стоит знать, какой была последняя (пока) написанная мной строчка
/отчаянно пытается не спойлерить/

URL
2016-11-17 в 15:34 

vera-nic
I'm here to set you straight. - Leonard Snart
Econstasne, да, наверное, не стоит.. :grief:

2016-11-17 в 19:33 

vera-nic
I'm here to set you straight. - Leonard Snart
ты сегодня нас балуешь.. :D

2016-11-17 в 19:43 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, видимо, надо чаще высыпаться :lol:

URL
2016-11-23 в 09:47 

vera-nic
I'm here to set you straight. - Leonard Snart
хочу Завтра :grief:

2016-11-23 в 09:54 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, завтра не обещаю :D
Но есть шанс, что до конца недели.

URL
2016-11-23 в 10:18 

Pretty Penny
make borsch, not war
где тут смайлик бегающий по потолку?!
Econstasne, отличный клиффхенгер :rom:

   

Wicked Fascinations

главная