Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
13:34 

In Time (3/10)

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Название: In Time
Фандом: The Flash (TV 2014)
Автор: Econstasne
Персонажи: Леонард Снарт/Барри Аллен, Мик Рори/Рэй Палмер (упоминание)
Рейтинг: R
Жанр: романтика, ангст, soulmate!AU
Размер: макси | 29 000 / ~ 80 000 слов
Дисклеймер: персонажи принадлежат своим законным владельцам

Примечание автора: в этой части мелькает одно существенное отклонение от сериального канона, которое нельзя объяснить издевательствами Барри над таймлайном (нет, вообще конечно можно, но я в эти дебри не полезу); + псевдонаучные объяснения псевдонаучных понятий, ничего нового

Все опубликованные части можно найти по тегу

17 ноября 2016 года
Централ-cити, бар «Warriors» — 4:13 p.m.


— Нет, ну какая же ты все-таки королева драмы, — сказала Лиза, открывая дверь в бар. — Что тебе стоило дать мне возможность все нормально объяснить?

— И какая в этом радость? — риторически поинтересовался Лен, проходя вслед за сестрой внутрь помещения и тут же по привычке окидывая его цепким взглядом.

Последний раз он был в «Warriors» лет пять назад и до сих пор не планировал приходить снова: его никогда особенно не прельщала атмосфера посредственности среднего класса.

В баре почти не было людей, только в дальнем углу гипнотизировал стакан с виски пропитый «белый воротничок», и у окна сидели две женщины среднего возраста, явно всецело увлеченные друг другом. Место за барной стойкой пустовало. Лен обернулся к Лизе и выразительно поднял брови, но та в ответ лишь пожала плечами.

Он прошел вглубь бара, на ходу продолжая отмечать детали: служебный выход и дверь, ведущую на кухню, крошечный телевизор над стойкой, неработающий музыкальный автомат у дальней стены и пустое место там, где должен был висеть огнетушитель.

Лен услышал поспешные шаги со стороны кухни, но оглянулся не сразу — только когда едва различимый фон чужих голосов и бормотание телевизора разорвал оглушительный звон разбитого стекла.

— Ал, я тебе говорила, что платить будешь из своего кармана! — донесся с кухни недовольный женский голос, но Лен отметил его лишь краем сознания.

Все его внимание оказалось приковано к фигуре до боли знакомого мальчишки, замершего в дверях кухни и неотрывно глядящего на него большими испуганными глазами. У его ног лежали осколки разбитой тарелки.

— Чт… — промямлил Барри Аллен, кидая на Лизу быстрый взгляд, в котором явственно читалась паника. — К-как… в смысле…

Он потерянно замолчал и нервным жестом закусил губу.

— Ну и ну, — протянул Лен.

Взгляд Барри вновь на секунду метнулся к Лизе, затем остановился на нем. Лен с несколько мстительным удовлетворением держал паузу. Было бы проще простого раскрыть всю правду и закончить этот маскарад сейчас. Барри недостаточно было Флэша, и он решил поиграть в «бармена Ала»? Его право, но хранить этот секрет Лен не обещал. О чем вообще думал мальчишка, заводя дружбу с его сестрой?

— Неужто это тот самый Ал, — имя прозвучало с особым сарказмом, и Барри тяжело сглотнул.

— Ленни, — укоризненно произнесла Лиза, но вмешиваться иначе не стала. Напряжение в воздухе ощущалось слишком явственно.

Лен преодолел разделяющие их с Барри несколько футов и протянул ему руку. В иной раз он предпочел бы избежать физического контакта, но сейчас мог себе это позволить: преимущество было на его стороне.

— Леонард Снарт, — представился он, глядя Барри прямо в глаза и не давая ни шанса отвести взгляд. — Приятно познакомиться.

— Барри Аллен, — будто на автомате произнес тот, отвечая на рукопожатие: его ладонь была горячей и немного влажной от пота, но прикосновение на удивление не было неприятным. — Я… ты… как ты?..

— Жив? — Лен поднял уголок рта в намеке на усмешку и, напоследок крепко сжав пальцы, отпустил чужую руку. — Это Централ-сити, пацан. Здесь случались и более странные вещи.

Барри несколько раз моргнул, и, кажется, наконец вышел из временного ступора.

— О, боже, — пробормотал он, отступая назад; под его ногами хрустнуло стекло. — Мне надо…

Он с трудом оторвал взгляд от Лена и уставился на пол.

— Мне надо убрать стекло. Я… я сейчас.

Барри так быстро скрылся на кухне, что на мгновение Лен готов был поклясться, что тот перешел на суперскорость.

— Хм, — произнес он задумчиво.

Разум положительно отказывался адекватно анализировать ситуацию.

— Хм? — буквально взорвалась за его спиной Лиза, о чьем присутствии он на секунду позабыл. — Какого черта, Ленни? Ты специально пытаешься его запугать?

Лен подошел к барной стойке и, положив руки на полированную поверхность, сцепил пальцы в замок.

— Что тебя не устраивает? — произнес он монотонно, даже не глядя на сестру.

— Что меня?.. — краем глаза он отметил, как Лиза опустилась на стул справа от него. — Ты серьезно?

Лен дернул плечом.

— Парень только что увидел ожившего мертвеца, какой ты реакции ожидала?

Барри тем временем вышел из кухни с веником и совком и принялся собирать с пола осколки, подчеркнуто не глядя ни на одного из них. На мгновение Лен почувствовал укол жалости к нему, но быстро заглушил неуместное чувство. Мальчишка сам загнал себя в такое положение.

— Ты невыносим, — едва слышно прошипела Лиза.

Он счел возможным проигнорировать ее слова. Мнение Лизы в данный момент его не особенно интересовало. Куда больше его занимал вопрос: что вообще Барри Аллен забыл в этом баре? Едва ли простых судмедэкспертов теперь посылали работать под прикрытием.

Барри вновь скрылся на кухне, чтобы выбросить осколки, но вернулся уже через несколько секунд. Он все еще заметно нервничал, хотя очевидно взял себя в руки. Вытерев ладони о джинсы, он зашел за стойку, и тепло, пусть и несколько неуверенно улыбнулся Лизе.

— Ты что-нибудь будешь?

Лен, сощурив глаза, уставился на Барри. Как он ни старался, он не мог найти ни тени притворства ни в его взгляде, ни в жестах. Похоже, какие бы отношения ни сложились у них с Лизой, они во всяком случае были искренними, и это было едва ли не самым странным изменением с момента его возвращения с того света.

— Ал делает отличный «Central Daisy», — заметила Лиза подчеркнуто сухо: он определенно не был прощен. — А я, пожалуй, выпью мартини.

Барри послал ему вопросительный взгляд, на что Лен пожал плечами. Он давно не пил «Daisy», и, стоило надеяться, Лиза не приукрашивала чужие таланты только чтобы ему досадить.

Мгновение спустя послышался звонок мобильного Лизы. Поспешно выудив его из сумки, она бросила взгляд на экран и едва заметно нахмурилась.

— Я отойду, — бросила она, поднимаясь со стула. — Ведите себя хорошо.

Лиза послала в сторону Лена предостерегающий взгляд и направилась к выходу из бара, на ходу отвечая на звонок. «Что тебе нужно, Роско?» — было единственным, что он успел разобрать, прежде чем она скрылась за дверью. Лен свел брови у переносицы. Он надеялся, что больше никогда не услышит это имя из уст сестры. Она могла сколько угодно водить дружбу с Флэшем, но Лен не собирался позволять ей повторять ошибки восьмилетней давности, даже если для этого ему придется поступиться собственными принципами.

— Все в порядке? — тихо спросил Барри, вырывая его из размышлений.

— Лучше не бывает, — процедил Лен, затем сделал глубокий вдох, прогоняя хотя бы внешнее напряжение. — Может, расскажешь мне, что тебе нужно от моей сестры?

Барри опустил взгляд вниз, всецело сосредоточившись на выдавливании лимонного сока.

— Ничего, клянусь, — пробормотал он смущенно, но, вероятно, искренне. — Я не планировал… мы встретились совершенно случайно, и я не…

Барри закусил губу, и его плечи опустились в каком-то совершенно беспомощном жесте.

— Лен, послушай…

— Лен? — он поднял бровь. — Не помню, чтобы мы с тобой были так уж близки, Барри. Или ты теперь предпочитаешь зваться Ал?

— Прости, — окончательно смешался Барри. — Снарт, я не…

— Я понял, что ты «не», — перебил его Лен. — И можешь продолжать называть меня по имени, я не говорил, что против, — он ненадолго замолчал. — Предположим, я тебе верю. Предположим. Но какого черта ты делаешь в баре?

Барри скривился.

— Я здесь работаю, — он отошел на несколько секунд, чтобы вернуть бутылку с водкой на полку, затем поставил на стойку готовый коктейль. — «Central Daisy». Со льдом.

Лен позволил себе намек на усмешку и, по недолгому размышлению, решил не давить: тема явно была нежелательной. Он придвинул коктейль ближе и, взяв в руки бледно-голубой зонтик, повертел его в пальцах.

— Мило, — заметил он.

На мгновение в глазах Барри мелькнула искра веселья, но он тут же посерьезнел.

— Что на самом деле произошло? — спросил он прямо. — И, поверь, я знаю все о странностях этого города, но воскрешение из мертвых? Это больше в стиле Стар-сити.

Лен наклонил голову, подтверждая правдивость слов, но не торопился с ответом. Он не спеша поднял стакан к губам и сделал глоток. По крайней мере, Лиза не врала, и коктейль действительно был наредкость хорош.

— Хочешь сказать, это действительно твой любимый коктейль? — со скептическим любопытством спросил Барри.

По всей видимости, в данный момент этот вопрос интересовал его куда больше подробностей возвращения Лена к жизни. Отвлечь его внимание всегда было проще простого.

— К твоему сведению, это конкретное сочетание ингредиентов способно не замерзать даже при очень низких температурах. Я нахожу это… занимательным.

— Я знаю, — Барри закатил глаза. — Я все-таки химик по образованию. Но он розовый.

— И? — Лен с усмешкой отсалютовал ему стаканом. — Считаешь, подрывает мою мужественность?

— Если бы, — пробормотал Барри себе под нос, как будто считал это обстоятельство до крайности несправедливым.

Лен почувствовал, как его усмешка против воли перерастает в улыбку. Он готов был признать, хотя бы самому себе, что по-своему скучал по Барри — по его открытости и подкупающей наивности, по тем редким моментам, когда, казалось, не имело никакого значения, что они были и всегда будут по разные стороны баррикад.

Он выдохнул и на мгновение прикрыл глаза.

— Я не знаю, что произошло, — произнес Лен, возвращаясь к прошлой теме. — Я был мертв. Но мне предложили… сделку.

В глазах Барри мелькнула тревога, и он едва заметно нахмурился.

Кто предложил? — спросил он, будто знал или, во всяком случае, подозревал, о чем могла идти речь.

— Тебе что-то известно, — сказал Лен, даже не потрудившись оформить предложение в вопрос.

Барри закусил губу и неуверенно кивнул.

— Возможно, я…

Хлопнула входная дверь бара, и его взгляд метнулся за плечо Лена: похоже, вернулась Лиза.

— Послушай, нам надо об этом поговорить, — сказал Барри несколько поспешно. — Я снимаю квартиру в этом здании, 2С. Ты… зайди, как сможешь, хорошо? У меня выходной завтра, я весь день буду дома.

Лен наклонил голову к плечу, посылая Барри нарочито заинтересованный взгляд.

— Приглашаешь домой? — протянул он. — Барри, ты меня даже ужином не угостил.

На щеках Барри выступил румянец, но взгляда он не отвел.

— «Daisy» за мой счет, — в его глазах мелькнул почти озорной блеск. — Это, конечно, не ужин, но ты меня не убедишь, что у тебя настолько уж высокие стандарты.

Лен не сдержал тихий смешок. Краем глаза он заметил, как только подошедшая к ним Лиза окинула обоих удивленным взглядом.

— Я что-то пропустила? — поинтересовалась она.

— Ничего интересного, — ответил Лен, пряча улыбку в стакане с «Daisy».

Он не планировал задерживаться в баре слишком долго: во всяком случае, не сегодня. Но приглашением Барри намерен был воспользоваться, и предложением бесплатного коктейля — тоже. В конечном итоге его стандарты действительно были не очень-то высоки.


18 ноября 2016 года
Централ-cити, квартира Барри — 10:06 a.m.


На часах было десять утра, а Барри уже буквально вибрировал от нервного напряжения. После окончания смены он так и не смог заставить себя лечь спать, и вот уже несколько часов наматывал круги по квартире, не зная, чем отвлечь себя от ожидания. Лен мог прийти в любой момент… или не прийти вовсе, потому что это было бы вполне в его духе.

Барри остановился посреди комнаты и обреченно вздохнул. Он чувствовал себя полным идиотом, что, к сожалению, не было для него в новинку.

Немного постояв на месте, Барри еще раз глубоко вздохнул и направился к кофеварке. На кофеин его организм реагировал не больше, чем на алкоголь, так что ему не грозило получить дополнительную и явно лишнюю дозу энергии.

Впрочем, приготовить он все равно ничего не успел: стоило ему потянуться за пакетом с кофейными зернами, зачем-то убранным им на самую верхнюю полку, как раздался звонок в дверь. Барри подскочил на месте и, выругавшись под нос, поспешно устремился в коридор, на ходу молясь всем известным божествам, чтобы это оказалась не решившая зайти за солью соседка. Он сильно сомневался, что смог бы выдержать еще несколько часов в подвешенном состоянии.

Барри остановился в коридоре и, глубоко вздохнув, вытер о штаны неожиданно потные ладони; в груди с новой силой клокотала нервозность вперемешку с предвкушением. Кое-как собравшись с духом, он открыл дверь: к его немалому облегчению, на пороге стоял Лен, выглядящий непробиваемо спокойным и слегка скучающим. Его явно не беспокоила вся неловкость ситуации.

— П-привет, — промямлил Барри, отступая на несколько шагов назад.

Уголок рта Лена дернулся в намеке на улыбку.

— Здравствуй, Барри.

Лен прошел вглубь коридора, нарочито незаинтересованно оглядывая интерьер квартиры: не останавливаясь на деталях, но явно откладывая их в памяти для последующего анализа. Странно, но это ничуть не тревожило Барри. Он даже не задумывался о том, насколько опрометчивым было пускать в дом своего — бывшего? — врага. Впрочем, если вспомнить прошлое Рождество, приглашение для него все равно было излишним.

— Кофе? — спросил он, закрыв дверь.

— Не откажусь.

Барри кинул взгляд через плечо: Лен уже успел устроиться на диване, причем как раз на его любимом месте — закрадывалось совершенно абсурдное, но от того не менее настойчивое подозрение, что он поступил так совершенно намеренно. Покачав головой собственным мыслям, Барри прошел на кухню, чтобы заняться кофе.

Он потратил почти полминуты на то, чтобы достать злополучный пакет с зернами, который в прошлую попытку умудрился затолкать только глубже, и все это время отчетливо ощущал на себе насмешливый взгляд Лена: чужая неловкость наверняка доставляла ему исключительное удовольствие.

— Ты довольно рано, — заметил Барри некоторое время спустя.

Он как раз справился с кофеваркой и теперь ждал, пока она закончит работу. Лен тем временем не спеша снял кожаную куртку и, аккуратно повесив ее на подлокотник дивана, откинулся на спинку.

— Не хотел заставлять тебя ждать.

— Как благородно с твоей стороны, — не особенно дружелюбно буркнул Барри, хотя в глубине души был вполне искренне за это благодарен.

— Я просто воплощение благородства, — ответил Лен, даже не пытаясь скрыть сарказма.

Барри кинул косой взгляд на кухонный остров: кофе как раз успел приготовиться, так что он оказался избавлен от необходимости придумывать какую-нибудь остроумную реплику.

— Сахар, сливки?

— И то и другое.

Барри отнес на столик у дивана корзинку с сахарными пакетиками и сливками, а через несколько секунд вернулся уже с кофе. Он отдал одну чашку Лену и не сдержал невольной дрожи, когда чужие холодные пальцы едва-едва коснулись его руки. Его реакция явно не осталась незамеченной.

— Расслабься, пацан, я не кусаюсь, — протянул Лен, затем чуть наклонил голову к плечу, обдумывая сказанное, и уточнил: — Разумеется, если ты не предпочитаешь подобного рода вещи.

Барри приглушенно застонал и буквально рухнул в кресло, едва не расплескав на себя кофе. Для него до сих оставалось непостижимым, как Лен умудрялся использовать совершенно избитые фразы, и при этом все равно добиваться нужного эффекта. Впрочем, Барри не был уверен, какой эффект предполагался в этот момент.

— Серьезно? — пробормотал он себе под нос.

Лен на это только пожал плечами и самодовольно улыбнулся. Несколько мгновений спустя он наклонился к столику, чтобы добавить в свой кофе два пакетика сахара и две порции сливок. Барри не был уверен, с чего вдруг обратил внимание на эту деталь, но собирался ее запомнить. На всякий случай.

Вновь откинувшись на спинку дивана, Лен обхватил чашку ладонями, будто пытаясь согреться, и Барри поймал себя на мысли, насколько… к месту он выглядел в его квартире. Его присутствие не вызывало ни тревоги, ни дискомфорта, наоборот — странное спокойствие и едва ли не умиротворение. Может быть, Барри просто слишком перенервничал за сегодняшнее утро, и у него уже не оставалось сил на беспокойство, но он не мог не думать, насколько иначе все было еще год назад, в последнюю их встречу до того, как…

— Ты хотел поговорить, — произнес Лен, вырывая его из размышлений.

Барри медленно наклонил голову. В действительности он не горел желанием поднимать эту тему, но и откладывать ее не было никакого смысла. Вчера Лен упомянул о сделке, и Барри невольно вспомнил о той, которая была предложена ему самому — в недавних снах, значения которых он так и не разгадал, и еще раньше, когда он был… Был ли он мертв?

— Прошлой весной… Зум забрал мою скорость, — Барри не хотел вдаваться в подробности, да и вряд ли Лену было до них дело. — Мы пытались вернуть ее, локально воссоздав взрыв ускорителя частиц, но… что-то пошло не так. Мое тело… Я не знаю, можно ли это было назвать смертью…

Он поднял взгляд на Лена: тот смотрел на него внимательно, плотно сжав губы и сведя брови у переносицы, но, что бы он ни думал по поводу сказанного, по его лицу ничего прочесть не получалось.

— Я говорил с Силой Скорости, — продолжил Барри. — Она носила чужие лица: Джо, Айрис, м… — его голос дрогнул, и он с трудом сглотнул вставший в горле ком. — Моего отца. Моей матери. Она предложила мне… не сделку, выбор. Я мог вернуться, так и не получив обратно скорость, или принять вызов и…

Он замолчал, не зная, как продолжить. Да и был ли хоть какой-то смысл от его слов? Они не объясняли ровным счетом ничего.

— Со мной было нечто подобное, — заговорил Лен несколько мгновений спустя. — Но зачем… ты думаешь, это могла быть Сила Скорости?

Барри пожал плечами, затем покачал головой.

— Не уверен. Ты не спидстер и… — он поставил чашку с кофе на стол и потер лицо руками. — Мне снились сны, дважды за последний месяц. Я не мог понять, чего от меня хотят, что предлагают, но теперь мне кажется…

— Что это как-то было связано со мной?

Голос Лена был подчеркнуто ровным, но его глаза говорили иное: в них было понимание и тень тревоги, и что-то еще, чему не получалось подобрать названия — может быть, обреченность.

— Я думаю, это было Время, — тихо сказал Барри, отводя взгляд.

Он все еще почти ничего не знал о «миссии по спасению мира», на которой погиб Лен: несколько дней назад ему удалось дозвониться до профессора Штейна, но тот отказался разглашать какие-то подробности, сославшись на запрет некоего «мистера Хантера»; и все-таки даже тех крупиц, что ему удалось вытащить, было достаточно, чтобы сейчас его вывод казался совершенно очевидным. Он не проводил параллель раньше, потому что не мог представить, с чего сам оказался вовлечен во всю эту игру, но… «Мне скучно без тебя,» — сказало ему Время в их последний разговор, и разве нужно было иное объяснение? Он слишком часто вмешивался во временной поток, чтобы оставаться в стороне.

— Имеет смысл, — сказал Лен, пряча напряжение за притворной легкостью тона. — Как думаешь, стоит мне ожидать подвоха?

— Нет, — ответил Барри с большей уверенностью, чем ощущал. — Нет, полагаю, все было… что за сделку ты заключил?

— Не было сделкой, — Лен поставил чашку с недопитым кофе на стол и сцепил пальцы в замок. — Не совсем. Мне предложили установить правила игры, и мои были предельно просты.

Он не добавил ничего больше: возможно, не хотел раскрывать слишком много или, как и сам Барри, попросту не мог подобрать нужных слов. Даже в их безумном мире по-прежнему оставались вещи, не поддающиеся никаким разумным объяснениям.

— Что… — осторожно начал Барри: он не был уверен, что имел право задавать этот вопрос. — Что ты собираешься делать теперь?

— Если надеешься, что решу стать героем, ты глубоко ошибаешься, — ответил Лен неожиданно резко. — Мне хватило одного раза.

Барри потер ладони и уставился в пол. Он ни на что не надеялся, толком даже не думал об этом. К тому же, он выучил урок, который когда-то пытался донести до него Лен: героям никто не платил, зато плата, которую жизнь брала с них, была даже слишком высока. И если Барри сейчас не по силам было оставаться героем, то как он мог требовать этого от Лена? Попытка не закончилась для него ничем хорошим, и второго — третьего шанса может и не быть.

— Вернешься к грабежам? — спросил он тихо.

— Может быть, — ответил Лен на удивление неубедительно.

Барри вздохнул. Атмосфера в комнате была тяжелой, и он с тоской подумал о том, как все хорошо начиналось.

— В любом случае, я рад, что ты жив, — сказал он честно.

Лен промолчал. Он расцепил руки и постучал пальцами по колену.

— Спасибо за кофе, Барри, но, думаю, мне пора, — он поднялся на ноги.

Барри вскочил следом, и выпалил прежде, чем успел себя остановить:

— Может быть, останешься?

Умом он понимал, что Лен пришел к нему только ради разговора, и тот был завершен, но… отпускать его было неожиданно страшно. Когда они увидятся в следующий раз? Месяцы спустя, во время очередного ограбления — если оно будет вовсе?

— Для чего?

— Устроим марафон «Звездных войн»? — ляпнул он первое, что пришло в голову, и тут же поморщился от того, как нелепо это прозвучало.

Впрочем, ожидаемой насмешки не последовало: наоборот, взгляд Лена немного смягчился, и на короткое мгновение Барри позволил себе надеяться, что не получит отказ. Но Лен лишь покачал головой:

— В другой раз, Барри.

Что же. По крайней мере, это внушало надежду.


19 ноября 2016 года
Централ-сити, квартира Барри — 1:34 a.m.

Барри разбудила настойчивая вибрация мобильного на тумбочке. Сонно поморгав в потолок, он кое-как нащупал телефон и поднес его к лицу: на экране отобразились время — половина второго ночи — и улыбающееся лицо Фелисити Смоук.

Барри слабо застонал. Он успел поспать часов пять от силы, что казалось совершеннейшим издевательством после полутора суток на ногах — не то чтобы ему было за это кого винить, кроме собственных нервов.

— Я слушаю, — хрипло произнес он, сняв трубку.

— Привет, Барри! — послышался из динамика жизнерадостный голос Фелисити. — Надеюсь, мы тебя не разбудили?

«А ты как думаешь?» — хотел было спросить Барри, но в последний момент сдержался. За три с лишним года знакомства с Фелисити он уяснил одно: если ее захватывала какая-то идея, все прочее — включая социальные нормы — отходило на второй план.

— Ну, я… — подавив зевок, он сел на постели и взлохматил волосы. — Что-то случилось?

— Ничего! — поспешно ответила Фелисити, затем уточнила: — Ну, почти ничего. Слушай, нам надо серьезно поговорить, у тебя ноутбук под рукой?

Барри кинул грустный взгляд на подушку и, со вздохом поднявшись на ноги, сонно поплелся на кухню.

— Почти. Дай мне пару минут, окей? Я перезвоню через скайп.

— Жду, — заявила Фелисити, прежде чем отключиться.

Добравшись до кухонного острова, он включил ноутбук и, сощурившись, уставился на экран. Значок батареи обещал еще сорок минут работы, и Барри искренне надеялся, что этого хватит: он совершенно не помнил, куда дел зарядку.

Он широко зевнул и, открыв окошко скайпа, отправил вызов Фелисити. Уже через пару секунд на экране появилось ее улыбающееся лицо и… Рэй Палмер, что было несколько неожиданным.

Барри недоуменно моргнул.

— Здравствуй, Барри, — неловко помахал ему Рэй. — Прости за поздний звонок, Фелисити наотрез отказалась ждать утра, но если ты…

— Нет-нет, все в порядке, — поспешил уверить Барри. — У меня все равно режим ни к черту.

Он толком не знал, как вести себя с Рэем: их знакомство было слишком давним и поверхностным, и нельзя сказать, чтобы он горел особым желанием это менять.

— Так… что за серьезный разговор? — спросил он у Фелисити.

— О соулмейтах! — с горящими глазами ответила она.

Рэй, как-то тоскливо вздохнув, провел руками по лицу: его эта тема, похоже, не особенно воодушевляла. Впрочем, как и Барри, хотя он постарался, чтобы это не отразилось на его лице.

— О соулмейтах, — повторил он. — А при чем тут я?

— Мы проводили кое-какие исследования, направленные на выявление... — неохотно начал Рэй, затем замолчал на несколько секунд, видимо, подбирая более удачную формулировку. — Мы хотим найти способ искусственно активировать соулмейт-метку. Фелисити сказала, у тебя могут быть идеи на этот счет.

Барри отошел от ноутбука, чтобы поставить кипятиться воду в чайнике: ему нужен был кофе, хотя бы ради психологического эффекта, и несколько минут на то, чтобы обдумать услышанное. Фелисити и раньше упоминала о своем интересе к теме соулмейт связей, но он как-то не думал, что ее исследования могут зайти в таком направлении... Сама мысль об этом вызывала смутный дискомфорт.

— Активировать метку? — спросил он, вернувшись к экрану. — Зачем?

— У меня... у нас, — сказал Рэй, подавшись вперед, — есть теория, что активная метка имеет своего рода излучение. Благодаря которому можно...

— Найти своего соулмейта, — закончила за него Фелисити, заработав в ответ укоризненный взгляд.

— Именно, — подтвердил Рэй. — Я могу создать прибор, который — по крайней мере, в теории, — должен улавливать это излучение и помочь определить местонахождение парной метки.

— Но... зачем? — Барри знал, что повторяется, но ничего не мог с собой поделать.

Идея не была новой: каждый, у кого была метка, хоть раз да задумывался о том, насколько легче было бы точно знать, кто твой соулмейт, а не тратить годы на поиски. И в то же время, разве не в этом был весь смысл? Ждать и верить, что однажды ты найдешь «своего» человека, ошибаться и начинать с начала, как бы больно порой ни было. Как можно было полюбить кого-то по указанию прибора?..

И все же умом Барри понимал, что это было исключительно его мнение, которое ни Рэй, ни Фелисити не обязаны были разделять. Он покачал головой и потянулся за любимой кофейной кружкой, когда-то в шутку подаренной ему Циско.

— Впрочем, неважно. Я не... — он еще раз прокрутил в голове все сказанное, на этот раз всерьез задумавшись, мог ли предложить что-то полезное. — В процессе инициации организм вырабатывает определенный набор веществ, которые и вызывают соответствующую реакцию: по крайней мере, «окрашивание» метки. Полагаю, это вполне возможно воссоздать искусственно.

Барри вытащил из корзинки несколько пакетиков кофе и высыпал содержимое двух из них в чашку, затем, немного подумав, добавил еще один. Вкуснее растворимый кофе от этого не станет, но возиться с кофеваркой у него не было сил.

— Нет никакой гарантии, что эффект будет такой же, как при естественной активации, — добавил он немного погодя.

Если ему не изменяла память, инициацию метки традиционно связывали с выработкой в организме достаточного количества окситоцина и вазопрессина — «гормонов любви», но на данный момент не существовало никаких доказательств, что это было единственным или даже основополагающим фактором. Результаты контрольных групп слишком разнились, и в какой-то момент все исследования зашли в тупик.

— Понятно, — несколько потерянно протянул Рэй и бросил короткий взгляд на Фелисити.

— Ты же нам поможешь, Барри? — умоляюще произнесла она.

Барри потер шею, и его пальцы невольно скользнули ниже: за ворот футболки, где должен был начинаться узор его «мертвой» метки. Последние недели он старался не вспоминать о ее существовании, игнорировать сам факт, что вообще когда-то был отмечен. Так было проще.

Неужели Рэй — а Барри отчего-то даже не сомневался, что вся эта затея была для него, — действительно настолько не ценил, что имел? Впрочем, много ли он знал о чужих переживаниях?

Барри отошел за чайником и, вернувшись, налил в чашку горячую воду. Некоторое время он бездумно рассматривал угольно-черную жидкость.

— Я помогу. Но... — он поднял взгляд к экрану. — Рэй, ты уверен, что хочешь этого? Вот так, искусственно? Разве это не должно быть...

Он замолчал, не в силах подобрать нужных слов, и только коротко пожал плечами.

— Мне тридцать пять, Барри, — сказал Рэй как-то устало. — Уже поздновато ждать чуда, не находишь?

— Проект в любом случае интересный, — встряла Фелисити, но Барри слушал ее лишь краем уха, зацепившись за последнюю фразу. — Только представь, если бы ты мог раньше найти...

— Кто-то ждал и больше, — сказал он Рэю, невольно удивляясь тому, как жестко прозвучали его слова.

Он вспомнил о соулмейте Лена и разделявших их годах, которые не сократило бы никакое знание. По крайней мере теперь у него вновь был шанс дождаться, и… Барри прикрыл глаза, пытаясь прогнать горечь, которую вызывала эта мысль. Завидовать было низко и неправильно, но он ничего не мог с собой поделать.

— Кто-то не дождался вовсе... — почти прошептал он.

— Барри, прости, пожалуйста, я не хотела...

— Все в порядке, Фелисити, — он вздохнул. — Я знаю, что это не мое дело. Я сделаю все, что смогу, но мне понадобится время.

По крайней мере несколько дней на то, чтобы изучить вышедшие за последние годы статьи: Барри перестал активно следить за темой еще в колледже.

— Я могу поговорить на эту тему с Кейтлин? — он полагал, Рэй не хотел привлекать лишнего внимания к проекту, но им не помешал бы специалист иного рода. — Она может предложить что-то стоящее.

Фелисити молча кивнула. Барри был откровенно рад тому, что разговор подходил к концу: тот длился всего ничего, но отнял неожиданно много сил. Он тихо вздохнул и поднес ко рту чашку с успевшим подостыть кофе, как вдруг из динамика раздался чей-то подозрительно знакомый бас:

— Пижамная вечеринка в самом разгаре?

Мгновение спустя на экране появились ноги, а затем и верхняя часть Мика Рори. Барри судорожно втянул воздух — вместе с кофе — и тут же натужно закашлялся.

— Привет, Мик. Мы тут...

— Вижу.

Он все еще был слегка занят попытками вспомнить, как дышать, но голос Рэя звучал подозрительно... дружелюбно. И Барри знал, что Рэй с Миком долгое время были в одной команде, но как-то не ожидал подобной... близости? Похоже, не только он умел заводить друзей среди бывших и не очень преступников.

— А ты большой фанат, а? — хохотнул Рори.

— Что? Кого? — кое-как восстановив дыхание, промямлил Барри; его лицо все еще горело.

— Флэша, — покачав головой, ответил за Мика Рэй. — Не обращай на него внимания, договорились?

Фелисити уставилась на Рэя большими глазами, а Мик вновь коротко рассмеялся.

— Это... — Барри опустил взгляд на чашку, заподздало осознав, что речь шла об эмблеме Флэша на ней.

Его мозг исключительно медленно обрабатывал информацию, что вряд ли можно было оправдать недосыпом. На секунду он задумался, не стоило ли воззвать к силе скорости: хотя бы ради того, чтобы прекратить выставлять себя полнейшим идиотом.

— Рэй, — отчего-то полушепотом прошипел Барри, не особенно успешно пытаясь установить зрительный контакт прямо через экран, — что у тебя делает Хитвэйв?

Потому что дружба дружбой, но это был Мик Рори. Ночью. У Рэя дома.

— Я так популярен, — буркнул Мик себе под нос.

— Барри, — Фелисити наклонилась поближе к экрану; ее глаза за стеклами очков блестели как-то особенно подозрительно. — Они встречаются.

Барри моргнул. Видимо, это была не совсем дружба.

— Э-э... поздравляю? — он на всякий случай отодвинул подальше чашку с кофе: мало ли, какие еще его ждали откровения.

— С чем? — в унисон произнесли Рэй и Мик.

Фелисити, закрыв лицо руками, тихонько заскулила от восторга: очевидно, ситуация доставляла ей искреннее удовольствие. Жаль, Барри не мог его разделить.

— Ну с... — он неопределенным жестом указал на... о, боже, пару.

Они были парой.Рэй Палмер и Мик Рори встречались. И, скорее всего, занимались сексом. И, может быть, Рэй заставлял Мика носить женское белье и чулки, и...

— О, боже мой, — Барри прикрыл глаза ладонью, пытаясь спрятать пылающее от смущения лицо. — За что мне все это?

— Господи, это как... — всхлипнула Фелисити. — Как наблюдать за крушением поезда.

— Во что превратилась моя жизнь? — пробормотал Барри, так и не в силах оторвать руку от лица. — Когда-то я был законопослушным гражданином, а что теперь?

Он знал, просто знал, что виной всему было пагубное влияние всей этой шайки негодяев Снарта. Других объяснений не находилось.

— А что теперь? — как-то ехидно поинтересовался Мик.

— Отстань ты от него, — вздохнул Рэй.

— Нет, мне интересно, что теперь-то?

Барри наконец поднял голову. Мик смотрел на него с открытой насмешкой и едва ли не вызовом во взгляде, и Барри просто... не выдержал.

— Ты! — он обвинительно ткнул пальцем в экран. — Для полного комплекта!

— Комплекта чего?

Где-то на заднем плане Рэй спешно ретировался прочь, и только тогда Барри заметил, что и Фелисити было не видно уже некоторе время. Отлично. Его все бросили.

Барри несколько раз моргнул, пытаясь придумать, как выкрутиться из ситуации, в которую сам себя загнал.

— Э... м... неудачная метафора? — предложил он не особенно убедительно.

Мик сощурил глаза и неспешно погладил развалившегося у него на коленях рыжего кота, неожиданно до жути напоминая мафиозного авторитета.

— А теперь правду, — заявил он тоном, только дополнившим образ.

Барри сглотнул.

— Ну... — он почесал затылок и попытался лихорадочно придумать версию оправдания, которая не сводилось бы к: «А, кстати, я Флэш». — Я, эм... Лиза... мы с Лизой?..

— Вы с Лизой? — на лице Мика отразилось понимание, и Барри не хотел знать, что именно он понимал, потому что...

— Не в этом смысле! — поспешил уверить он.

Какой уже раз он говорил эту фразу? За последнее время разве что Лен не подозревал его в отношениях с Лизой, за что, вне всякого сомнения, следовало благодарить все высшие силы: этого он бы не пережил.

Барри потер лицо руками. Как там сказала Фелисити? Крушение поезда? Поразительно уместное сравнение: с него все началось, и им все закончится.

— О, господи, — простонал Барри, с трудом борясь с желанием побиться головой о столешницу. — Мы с ней, не знаю, дружим? Я понятия не имею, как это получилось, и что вообще теперь происходит с моей жизнью, и почему мне кажется, что все катится под откос...

Почему он никак не мог замолчать? Впрочем, держать язык за зубами имело смысл раньше: сейчас хуже стать уже не могло.

— Сочувствую, Флэш.

И... он готов был взять свои слова обратно.

— Видишь? — произнес он обреченно. — Именно об этом я и говорил.

— У меня хорошая память, Барри, — удивительно незло заметил Мик. — В том числе на лица и голоса. Как там Снарты?

Барри моргнул, несколько удивленный резким переходом, затем слегка поморщился.

— Нормально. Хорошо? — он потянулся к чашке с кофе и повертел ее в руках, чтобы чем-то себя отвлечь.

Он надеялся, что Мик не будет развивать эту тему: слишком уж непростой она была. Лиза не знала, что он Флэш, а Лен... что происходило между ними, вообще не поддавалось никаким объяснениям.

— Разочарован?

— Чем?

До него не сразу дошел смысл вопроса, но... как много Мику было известно об их отношениях со Снартом? О преданном однажды доверии, обо всем, что случилось с Льюисом, о визите на Рождество? Последний раз, когда Флэш имел дело одновременно с Колдом и Хитвэйвом, они все еще были просто врагами, без всяких оговорок — те пришли позже.

— Забудь, — Мик покачал головой. — Я слышал, Лиза ушла из дела?

Он выглядел непривычно задумчивым, и Барри не мог прочесть по его лицу, одобрял ли он выбор Лизы или же осуждал.

— Да, она... через неделю заканчивает курсы, — Барри неуверенно улыбнулся. — Финальный тест совсем скоро, так что мы почти не видимся, но...

Он замолчал, запоздало сообразив, что Мика вряд ли интересовали подробности их отношений.

— Понятно, — неопределенно сказал Мик, почесывая за ухом кота. — Передавай ей... а впрочем, нет, лучше не надо.

Барри хмыкнул и отвел взгляд. Он не мог передать Лизе привет, даже если бы хотел: вряд ли ему удалось бы найти правдоподобное объяснение, с чего это вдруг он решил поболтать по скайпу с Хитвэйвом. Не удивительно, что он прокололся в этот раз: он столько ото всех скрывал, что сам начинал путаться в своей лжи. Если подумать, единственным человеком, от которого у него сейчас не было секретов, был Лен, и… кто бы мог подумать, что все так обернется?

Барри покачал головой. Он уже должен был уяснить, что не имело ни малейшего смысла пытаться предугадать будущее. Еще год назад он и представить не мог, что Хитвэйв и Атом не только окажутся в одной команде, но и… Барри закусил губу и перевел взгляд на экран.

— Послушай, Мик, а вы с Рэем... давно?..

— Около недели, — пожал плечами Мик. — А что?

Барри немного помолчал, пытаясь сформулировать хотя бы с своей голове, почему мысль не давала ему покоя. Получалось, Рэй только-только завел отношения, и в то же время во что бы то ни стало намеревался найти своего соулмейта? Ведь если бы он думал, что это Мик — и, странно, но мысль не казалась такой уж абсурдной, — он не стал бы так торопить события? А если надеялся, что связь приведет к кому-то другому, не было ли это... жестоко? Несправедливо?

— Нет. Нет, ничего, — это его не касалось: уж кто-кто, а Мик Рори мог о себе позаботиться. — Мне надо идти, хочу успеть поспать хотя бы пару часов. Скажи Рэю, что я в течение недели пришлю все, что смогу найти, и... Пусть он подумает над тем, что я сказал, хорошо?

В глубине души Барри надеялся, что его небольшое послание вызовет вопросы: он все-таки не умел оставлять в покое проблемы, которые так или иначе вызывали в нем отклик, пусть это тысячу раз было не его дело.

В глазах Мика мелькнул смутный интерес, но он лишь кивнул.

— Спокойной ночи, Флэш, — произнес он с ухмылкой.

Барри закатил глаза.

— Спокойной, Хитвэйв.


20 ноября 2016 года
Централ-сити, квартира Лизы — 5:10 p.m.


— Ленни.

Лен повернул голову на голос сестры и окинул ее взглядом, мгновенно отмечая неприкрытое раздражение на ее лице.

— Что, Лиз? — поинтересовался он лениво.

— Ты, — она указала на него механическим карандашом. — Кыш отсюда.

Лен даже не потрудился изменить позу, только сцепил пальцы на животе, наглядно показывая, что никуда не собирается.

— Не хочу, — коротко ответил он.

— Ленни, у меня тест через два дня, и ты мне мешаешь, — прошипела Лиза. — Ты почти неделю не выходил из дома!

— Выходил. Позавчера.

— На полтора часа! Я дольше в магазин хожу, — Лиза скрестила руки на груди и принялась постукивать карандашом по плечу. — Серьезно, иди хотя бы прогуляйся и дай мне немного покоя. Я уже видеть тебя не могу.

Лен поднял взгляд к потолку и вздохнул в притворной печали.

— Как недолговечна сестринская любовь, — пожаловался он в пустоту.

— Я тебе покажу сестринскую любовь, Леонард. Либо ты уходишь сейчас же и по-хорошему, либо, клянусь богом, я лично тебя выпинаю.

— Хорошо, — неохотно согласился Лен: если уж Лиза дошла до того, чтобы использовать его полное имя, игнорировать ее и дальше было себе дороже.

Он перекинул ноги с подлокотника дивана на пол и встал, уделяя несколько секунд на то, чтобы как следует потянуться: он не помнил, когда последний раз спал на нормальной кровати, и позвоночник определенно не был ему за это благодарен.

Лен прошел в коридор, стараясь не смотреть на сестру: он не хотел видеть в ее глазах искреннее беспокойство, которое она пыталась спрятать за раздражением. Лиза не понимала его продолжающегося бездействия, видела в нем признак того, что с ним было что-то не так. Она ошибалась. Лен оставался прежним, его мир — нет. И, может быть, для него никогда не составляло труда подстраиваться под новые обстоятельства: когда в Централ-сити появился Флэш, он с готовностью принял новые правила игры, — вот только последняя попытка примерить очередную роль не оставила ему ничего кроме дурного послевкусия во рту. В этот раз он не собирался спешить. Это все равно было не в его стиле.

— И до вечера не возвращайся! — бросила Лиза ему вслед.

Лен ничего не ответил и, накинув куртку, вышел из квартиры.

Оказавшись на улице, он остановился на несколько мгновений, чтобы вдохнуть полной грудью стылый ноябрьский воздух. Солнце уже зашло, и тут и там загорались ранние рождественские декорации. Лен устремился вдоль проспекта, не задавая себе конкретного направления. В голове было почти привычно пусто, только отсчитывал секунды метроном.

Сто — двести — пятьсот — тысяча — тысяча пятьсот семьдесят три секунды. Немногим больше двадцати минут, и ни единой мысли. Пребывание вне времени не оставило ему иного выбора, кроме как выработать этот защитный механизм: там нечего было просчитывать и нечего планировать.

Лен замедлил шаг и огляделся по сторонам. Он не был удивлен, обнаружив, что ноги сами привели его на восьмую улицу, где всего в нескольких футах от него призывно горела вывеска «Warriors». У него было не так уж много вариантов, где провести вечер: появиться в «Saints & Sinners» означало объявить в определенных кругах о своем возвращении, с чем он предпочел бы повременить, а выбрать случайный бар… к чему было игнорировать прекрасный повод увидеться с Барри?

Лен не знал, какая его ждала реакция. Барри мог быть дружелюбен с ним, если позволяли обстоятельства, но всегда воспринимал в штыки вторжение на личную территорию, будь то S.T.A.R. Labs или дом Уэстов.

И в то же время трудно было отрицать: их отношения изменились где-то между прошлым Рождеством и возвращением Лена в мир живых. Он не был слеп и знал, что интерес между ними с самого начала был взаимным, вот только до сих пор Барри всегда искал ему оправдание: в его глазах Лен мог быть необходимым злом, позже — своего рода проектом по «спасению души», что было только хуже. Но в их последнюю встречу все было иначе. За неловким приглашением Лен не мог увидеть ничего, кроме желания провести с ним время, и он не был уверен, что чувствовал по этому поводу, но не собирался упускать свой шанс — может быть, единственный, кто у него когда-либо будет.

Он толкнул дверь в бар и прошел в тепло помещения. Почти все столы были заняты, но людей все равно было меньше, чем следовало ожидать вечером выходного дня. На фоне негромко играла музыка: что-то из рок баллад девяностых, а за стойкой стоял Барри, скучающе разглядывающий посетителей. Впрочем, стоило ему заметить Лена, он тут же просиял и помахал ему рукой. Улыбка на его лице была широкой и настолько искренней, что на нее невозможно было не ответить.

Лен, — тепло произнес он.

Лен до сих пор не был уверен, отчего позволил Барри называть себя по имени. Возможно потому, что его «Снарт» всегда звучало обвинением, на которое не находилось оправданий, и он ненавидел уже то, что вовсе пытался их отыскать. Но даже так это по-прежнему был шаг навстречу к той близости, которую он не мог позволить себе уже много лет. Не был уверен, что может позволить сейчас.

— Барри, — поприветствовал он в ответ, затем опустил взгляд и постучал пальцами по барной стойке.

— «Daisy»? — спросил Барри с тенью насмешки в голосе.

Лен сделал вид, что раздумывает над предложением, хотя в действительности предпочел бы обойтись без алкоголя. Он никогда всерьез не опасался зависимости, но слишком хорошо знал, какой заманчивой могла быть возможность заполнить пустоту хоть так. Ни к чему было рисковать.

— Пиво, — ответил он немного погодя.

Это был своего рода компромисс: он все-таки пришел в бар.

— Один момент, — Барри метнулся к холодильнику и, даже не потрудившись спросить о предпочтениях, вернулся с бутылкой темного эля.

Лен вопросительно поднял брови.

— Тебе понравится, — уверил его Барри, снимая пробку и на удивление профессиональным жестом наливая пиво в бокал.

— Как скажешь, — не стал спорить Лен, хотя напиток и был крепче, чем он рассчитывал.

Барри тем временем достал костер и, поставив на него бокал, придвинул его к противоположному краю стойки. Некоторое время он молчал, неотрывно наблюдая за тем, как Лен делал первый глоток, и, только дождавшись одобрительного кивка, заговорил вновь:

— Так… что ты тут делаешь?

— Лиза выгнала, — неохотно признался Лен.

Совсем? — на лице Барри отразилась смесь смутного ужаса и возмущения.

— На вечер, — со смешком уточнил Лен. — Но если так пойдет, то и «совсем» будет реальной угрозой.

Казалось, будто Барри хотел его о чем-то спросить, но в последний момент передумал. Он некоторое время разглядывал свои руки, затем окинул взглядом бар и, наклонившись через стойку, проговорил, понизив голос почти до шепота:

— Видел недавно Мика Рори.

Лен невольно сжал в пальцах пивной бокал.

— Где?

— С экрана своего ноутбука, — буркнул Барри, видимо, до крайности раздраженный этим фактом. — Позавчера позвонил Рэй Палмер, хотел…

— Чего? — Лен отставил бокал в сторону и, сцепив руки в замок, подался вперед.

Между ними оставались считанные дюймы: меньше, чем позволяли приличия, но лучше было не рисковать возможностью быть услышанными.

— Хотел, чтобы я помог ему найти соулмейта, — Барри нахмурился, — искусственно инициировать метку.

— Это возможно? — Лен не стал скрывать заинтересованности в голосе.

— Я… И ты туда же?

Барри немного отстранился и поджал губы, явно недовольный вопросом Лена, как будто этим он по меньшей мере нанес ему личную обиду.

Мне это не нужно, — в конечном итоге у него почти не оставалось сомнений в том, кем был его соулмейт. — Но, чисто теоретически, это возможно?

Плечи Барри опустились, и он шумно выдохнул.

— Теоретически, — подтвердил он. — Но я все равно считаю это неправильным. Ты знаешь…

Его взгляд вновь скользнул по посетителям бара, но, видимо, никому до них не было дела.

— На Земле-2… в параллельной реальности, — продолжил Барри, и Лен в самом деле должен был уже потерять способность удивляться, — там не было меток. Вообще. Люди влюблялись, строили отношения без всяких подсказок свыше, и были счастливы. Во всяком случае, не меньше, чем на нашей Земле.

Барри помолчал немного, будто собираясь с мыслями.

— Я верю в соулмейтов, — произнес он спустя некоторое время. — И я рад, что у нас есть эта подсказка, но… это все, чем должна быть метка. Нельзя превращать все в… я не знаю, бездушную систему?

Барри вновь нахмурился и опустил взгляд. Лен понимал, что тот хотел сказать, и в глубине души был согласен: попытка искусственно создать отношения, каким бы потенциалом они ни обладали, вряд ли могла закончиться чем-то хорошим. Вот только, в отличие от Барри, ему не было дела до абстрактного «счастья» других людей. Если Палмер или кто другой так отчаянно хотели знать имена своих соулмейтов, это было их право.

На некоторое время между ними воцарилась тишина. Лен успел сделать несколько глотков пива, прежде чем вспомнил, с чего вообще начался весь этот разговор.

— Так что с Миком?

— А, — Барри несколько раз моргнул и едва заметно покраснел. — По всей видимости, они с Рэем… ну, вместе.

— Вместе?

— Спят. Или встречаются. Или и то и другое. Я не знаю.

Лен удивленно поднял брови.

— Мик с Палмером?

— Они неплохо смотрятся вместе, — заметил Барри.

Лен неопределенно хмыкнул. Возможно, ему следовало предвидеть такой исход: Мик редко сходился с кем-то настолько быстро, как с Рэймондом, даже если их «дружба» на его вкус была несколько специфична. И, может быть, мысль о них и вызывала неуместную горечь: слишком долго они с Миком были вдвоем против мира, но Лен не хотел на этом останавливаться. По крайней мере, не сейчас.

Барри что-то неразборчиво пробормотал себе под нос и отвел взгляд.

— Что? — переспросил Лен.

— Я говорю, Мик теперь знает, что я Флэш, — чуть более внятно повторил Барри, по-прежнему избегая встречаться с ним взглядом.

Лен вздохнул. И как мальчишка до сих пор был жив?

— Еще новости? — поинтересовался он.

— Нет, — Барри наконец вскинул голову, и в его глазах мелькнул вызов. — И, если честно, мне плевать, что он знает.

Лен коротко пожал плечами. Не то чтобы от Мика следовало ожидать каких-то проблем: ему никогда не было особого дела до того, кто скрывался под маской Флэша.

— А Лиза? Ей ты сказать собираешься?

— Не о чем говорить, — Барри потянулся было за лежащей под стойкой тряпкой, но остановил себя. — Флэш все равно в прошлом.

— Хм, — протянул Лен.

Похоже, Барри и в правду решил оставить позади геройские будни. Лен достаточно знал о том, что произошло за последние месяцы — со слов Лизы, из вырезок газет и слухов в сети, чтобы такой исход не казался удивительным. Он не был уверен, действительно ли Барри верил в то, что больше никогда не наденет костюм, находил ли себе большее оправдание, чем простое «не могу», но, в сущности, это не имело значения. Не в этом была его причина скрывать правду от Лизы: ее он попросту боялся потерять. Лен многое мог бы сказать о том, к чему обычно приводила политика избегания, но не видел ровным счетом никакого смысла лезть в чужие отношения.

Он молча продолжил пить пиво, лишь украдкой наблюдая за Барри. Несколько минут тот выглядел удрученным, но заметно повеселел, как только к стойке подошла одна из клиенток: миловидная брюнетка с чересчур ярким макияжем, явно куда больше заинтересованная флиртом с барменом, чем заказом коктейлей. Лен недовольно скривил губы.

Он одним глотком допил пиво и взглянул на наручные часы: двадцать три минуты седьмого. Формально был уже вечер, так что Лиза вряд ли сможет предъявить к нему какие-то претензии, даже если он уйдет сейчас.

Лен вытащил из кармана куртки кошелек и положил на стойку двадцатку: этого с лихвой должно было хватить и на пиво, и на весьма щедрые чаевые.

Барри моментально отвлекся от все еще вертящейся у стойки брюнетки и перевел взгляд с купюры на него.

— Уже уходишь? — спросил он неожиданно слабым голосом.

Лен в ответ неопределенно дернул плечом. Он мог бы остаться еще ненадолго, но чем дальше, тем больше заполнялся бар, и ни к чему было отвлекать Барри от работы.

— А… — Барри замялся, но затем, кажется, нашел в себе смелость продолжить: — Насчет марафона? Мое предложение в силе.

В его глазах явственно читалась надежда, а на губах играла слабая, неуверенная улыбка. Лен мог бы отказать: когда-то поступил бы именно так, но сейчас у него попросту не находилось причин.

— Может быть, я воспользуюсь им при случае, — сказал он и протянул руку ладонью вверх. — Телефон?

Барри несколько раз моргнул, затем вытащил из-под стойки свой мобильный и, введя пароль, послушно вложил его Лену в руку.

Лен быстро вбил свой номер в контакты, с трудом, но все-таки удержавшись от соблазна пробежать взглядом по чужим сообщениям и фото.

— Позвони мне, — сказал он вместо прощания.

Оставив телефон на стойке, Лен самодовольно улыбнулся явно разочарованной брюнетке и устремился прочь из бара.

Перед его глазами все еще стояла непривычно теплая улыбка Барри.
запись создана: 25.11.2016 в 06:21

@темы: coldflash trash, The Flash, In Time, I will go down with this ship, DCU, #фанфик

URL
Комментарии
2016-11-25 в 08:07 

Pretty Penny
make borsch, not war
Дадададададада!
Ничего не знаю про отклонения) все круто!

2016-11-25 в 08:13 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny, Ничего не знаю про отклонения
Оно тут:
«Что тебе нужно, Роско?»
Роза как-то не вписывалась в мои коварные планы.

все круто!
:shy:

URL
2016-11-25 в 08:16 

Pretty Penny
make borsch, not war
Econstasne, да, я написала, а потом поняла))
Колдфлэш разжижает мозг))) он тут есть и он прекрасен :heart:

2016-11-25 в 10:03 

vera-nic
спасибо-спасибо-спасибо! :heart:

у меня только один вопрос - а в этой вселенной прикосновения кожа к коже не вызывают.. не знаю, как это по-русски у нас пишется.. :-D Initial Communion?

2016-11-25 в 10:11 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, всегда пожалуйста! :shuffle2:


у меня только один вопрос - а в этой вселенной прикосновения кожа к коже не вызывают.. не знаю, как это по-русски у нас пишется.. Initial Communion?

Нет, в этой версии АУ появление и развитие соулмейт-связи завязано не на физическом контакте, а на, хм, чувствах. И субъективном отношении к ним.
По ходу текста надеюсь раскрыть все эти нюансы. Глоссарий это как-то неинтересно :D

URL
2016-11-25 в 10:17 

vera-nic
Econstasne, а на, хм, чувствах
интересно.. даже, пожалуй, интереснее, чем физический контакт..

2016-11-25 в 10:52 

Pretty Penny
make borsch, not war
в этой версии АУ появление и развитие соулмейт-связи завязано не на физическом контакте, а на, хм, чувствах. И субъективном отношении к ним.
ну со стороны Барри уже все есть, ведь есть?)))

эта, а что стало с меткой Барри после воскрешения Лена?
он ничего не почувствовал? или это уже немного другой Лен?)))

2016-11-25 в 10:55 

vera-nic
эта, а что стало с меткой Барри после воскрешения Лена?
она у него на спине же где-то.. он может не видел еще?
Econstasne, признавайся :D

2016-11-25 в 10:56 

Pretty Penny
make borsch, not war
он может не видел еще?
Барри мог :-D

2016-11-25 в 10:58 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny, ну со стороны Барри уже все есть, ведь есть?)))
Не все! Ну и, как я сказала, важно не только то, что ты чувствуешь, но и как ты относишься к своим чувствам. Короче, все сложно. :D

эта, а что стало с меткой Барри после воскрешения Лена?
он ничего не почувствовал?

Ну, она перестала быть "мертвой", но физически он бы это не почувствовал. А для эмоционального пока рановато.

URL
2016-11-25 в 10:59 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, она у него на спине же где-то.. он может не видел еще?
Конечно не видел. :D Он не очень-то горит желанием на нее сейчас смотреть, что, в общем-то, понятно.

URL
2016-11-29 в 13:31 

vera-nic
боже, они начинают находить точки соприкосновения.. это чудесно..

2016-11-29 в 13:40 

Pretty Penny
make borsch, not war
Econstasne, :heart:

что-то пошло не так. Мое тело… Я не знаю, можно ли это было назвать смертью…

Он поднял взгляд на Лена: тот смотрел на него внимательно, плотно сжав губы и сведя брови у переносицы, но, что бы он ни думал по поводу сказанного, по его лицу ничего прочесть не получалось.

Лен понял, правда-правда?

2016-11-29 в 13:45 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny, Лен понял, правда-правда?
Ну Лен же не Барри :lol:
Но, скажем, никаких откровений он тут не поймал.

vera-nic, боже, они начинают находить точки соприкосновения..
Впереди долгий путь, так что пора уже начинать)

URL
2016-11-29 в 13:45 

vera-nic
Pretty Penny, погодите-ка.. да.. Барри же тоже "умирал"? что в это время было с меткой Лена?

2016-11-29 в 13:51 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, Барри же тоже "умирал"? что в это время было с меткой Лена?
То же, что и с меткой Барри до того. Но это длилось сравнительно недолго, так что, полагаю, прошло незамеченным.
Хотя конечно возможны варианты :-D

URL
2016-11-29 в 14:06 

Pretty Penny
make borsch, not war
Лен же не Барри
:-D это греет)))

Но это длилось сравнительно недолго, так что, полагаю, прошло незамеченным.
а в этом мире совсем не чувствуется потеря соулмейта? даже если не были связаны?

2016-11-29 в 14:17 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny, а в этом мире совсем не чувствуется потеря соулмейта? даже если не были связаны?
Я бы не сказала, что совсем не чувствуется... если в организме происходит сбой, способный вызывать депрессию, это уже не "ничего". Но вот без визуального подтверждения это "как-то вдруг тяжко и невыносимо грустно" вряд ли можно связать со смертью соулмейта. У всех порой случается.

URL
2016-11-29 в 18:31 

Маус
Пренебречь, боксируем
Econstasne, я здесь молча побегаю кругами по потолку, не в силах выразить словами свой восторг по поводу новой части вашего текста, можно? )
:heart::heart::heart::heart::heart:

2016-11-29 в 18:52 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Маус, можно, пожалуйста, сколько угодно :D

URL
2016-12-04 в 14:05 

vera-nic
спасибо за новую главу :heart:
не ожидала, что Мик/Рэй мы увидим так скоро.. :D

2016-12-04 в 18:35 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, кто-то не теряет времени даром :-D

URL
2016-12-08 в 13:59 

vera-nic
Возможно потому, что его «Снарт» всегда звучало обвинением, на которое не находилось оправданий, и он ненавидел уже то, что вовсе пытался их отыскать.
обалденное предложение..

Оставив телефон на стойке, Лен самодовольно улыбнулся явно разочарованной брюнетке, и устремился прочь из бара.
Лен такой... Лен.. такой момент классный.. :D

спасибо! :heart:

2016-12-08 в 14:25 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, спасибо!
всегда пожалуйста :heart:

URL
2016-12-08 в 14:25 

Pretty Penny
make borsch, not war
ыть, пропустила главу ><

в конечном итоге у него почти не оставалось сомнений в том, кем был его соулмейт
ггггг

— Я верю в соулмейтов, — произнес он спустя некоторое время. — И я рад, что у нас есть эта подсказка, но… это все, чем должна быть метка. Нельзя превращать все в… я не знаю, бездушную систему?
о да, это очень здорово)) очень правильная идея соулмейтов)

Оставив телефон на стойке, Лен самодовольно улыбнулся явно разочарованной брюнетке, и устремился прочь из бара.
:buh: да, в этом весь Лен))

2016-12-08 в 14:29 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny, очень правильная идея соулмейтов)
Собственно, и я полностью разделяю мнение Барри. Видимо, мы все тут романтики :D Кроме Рэймонда.

ггггг
У Лена есть дата рождения, это читерство :-D

URL
2016-12-08 в 15:01 

Pretty Penny
make borsch, not war
Видимо, мы все тут романтики
угу, эта предопределенность больше угнетает
а Рэй хочет убедиться, что это Мик?

У Лена есть дата рождения, это читерство
хыыы, чет не подумала об этом))) решила, он просто более сообразительный :-D
если у него была дата рождения, то он гипотетически мог рассматривать Барри как своего соулмейта, когда рыл на него инфу, узнавши, что тот Флэш)))

2016-12-08 в 15:03 

vera-nic
он гипотетически мог рассматривать Барри как своего соулмейта, когда рыл на него инфу, узнавши, что тот Флэш)))
кстати да.. получается, он знал давно..

2016-12-08 в 15:27 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Pretty Penny,
а Рэй хочет убедиться, что это Мик?

А вот на этот вопрос даже я не знаю ответа :lol:
Мне кажется, Рэй просто (как всегда) не подумал. Ученый в нем сильнее романтика.


vera-nic, получается, он знал давно..
Всегда оставался шанс, что это совпадение, но... в сущности, да, знал.

URL
2016-12-08 в 15:39 

Pretty Penny
make borsch, not war
Рэй просто (как всегда) не подумал.
очень на него похоже)))

   

Wicked Fascinations

главная