00:32 

С Новым годом!

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Поздравляю с Новым годом! Всем счастья, здоровья, вдохновения, исполнения желаний (и без всяких подвохов)!

В качестве (сомнительного) подарка колдфлэш драббл/миник по заявке от Йольфа. Структура хромает, многое осталось за кадром, но все равно этот текст мне по-своему дорог.

Заявка: Барри случайно попадает в одну из альтернативных реальностей, где он — инвалид, прикованный к коляске. Он охуевает от этого, но еще больше — от того, что за ним ухаживает местный Леонард Снарт
.

Барри хотелось бы раз и навсегда прояснить одну вещь на случай, если у кого-то были сомнения: у него не обнаружилось внезапных преследовательских наклонностей. Просто слишком уж странным опытом было видеть себя — другую версию себя — прикованным к инвалидному креслу.

Барри с Земли-16 — здесь его звали Барт — потерял возможность ходить уже много лет назад, и у него не оставалось ни малейшей надежды на реабилитацию. За столько времени он успел с этим смириться и, несмотря ни на что, научился быть счастливым.

Барри никак не мог понять, в чем его секрет. Почему на его лице всегда была до неприличия широкая улыбка, и почему так сияли его глаза? Он не завидовал, вовсе нет. Ему просто было… любопытно.

И потому Барри наблюдал. Украдкой, поглубже надвинув козырек кепки и спрятавшись за стеклами огромных очков, он день за днем смотрел, как ровно в восемь часов утра Барт выбирался на прогулку по парку. Иногда в одиночестве, чаще — в сопровождении девочки-подростка с крашеными малиновыми волосами.

Это утро ничем не отличалось от предыдущих, разве что на этот раз они решили остановиться в нескольких шагах от скамейки, на которой сидел Барри. Он поспешно прикрыл лицо газетой, но, несмотря на волнение, в глубине души был рад возможности подслушать чужой разговор. Опять же, из чистого любопытства.

— Когда он возвращается? — недовольно спросила девочка, скрестив руки на груди. — Не то чтобы мне тяжело было за вами ухаживать! Но у него это получается куда лучше…

Барри насторожился. О ком, интересно, шла речь?

Барт тихо рассмеялся.

— Послезавтра, — сказал он, не скрывая какой-то особой нежности в голосе. — Ты же знаешь, Фрэнки, он не мог пропустить этот аукцион. Вырученные средства должны пойти в фонд поддержки жертв домашнего насилия.

— Да-да, — девочка — Фрэнки? — закатила глаза. — Мы все знаем, какой он замечательный.

— Фрэнс, — укоризненно произнес Барт.

Фрэнки вздохнула и виновато опустила взгляд.

— Вы же знаете, как я ему благодарна — вам обоим. Я просто… — она неловко пожала плечами.

Барт тепло улыбнулся и понимающе кивнул. Это явно был не первый их разговор на тему, и обсуждать ее и дальше не было смысла. Несколько минут Барт молча пил кофе из пластикового стаканчика, а Фрэнки со скучающим видом рассматривала свои ногти. Затем они направились дальше вдоль аллеи, чтобы обогнуть озеро и вернуться на второй круг.

Барри был заинтригован. До сих пор он не сомневался, что этот визит станет последним: вставать на несколько часов раньше обычного, только чтобы следить за своим двойником из другой вселенной, начинало казаться безумным даже ему самому, но… он ведь мог навестить этот мир еще хотя бы разок?

Скажем, послезавтра.

***

У Барри было несколько идей относительно личности того загадочного филантропа, который, по всей видимости, не только регулярно ухаживал за инвалидом и посещал благотворительные аукционы, но и помогал трудным подросткам.

Он ожидал увидеть кого угодно: Оливера Куина, Циско или даже Брюса Уэйна, но действительность превзошла даже самые смелые его ожидания.

Барри пришел в парк позже обычного, но через несколько минут блуждания по аллеям все-таки нашел Барта. Тот сидел в нескольких футах от озера в своем обычном кресле, завернувшись в неприлично теплый и уютный на вид нежно-голубой плед, расшитый снежинками. Рядом с ним стоял мужчина, на мгновение показавшийся смутно знакомым, но разглядеть его как следует никак не получалось.

Барри тихо подошел ближе, прячась в тени деревьев. Ни Барт, ни мужчина даже не услышали его шагов — казалось, для них вообще не существовало никого и ничего, кроме друг друга. Барт буквально светился изнутри, и в его взгляде отражалось нечто большее, чем просто нежность или симпатия. В нем была любовь

— Ленни, — выдохнул Барт. — Я ужасно соскучился.

…и еще за секунду до того, как прозвучало имя, Барри осознал, кем был человек, заслуживший это чувство. Ленни — Леонард Снарт — опустился на корточки и сжал руки Барта в своих.

— И я скучал, — ответил он непривычно мягко.

Барри еще ни разу не слышал, чтобы голос Снарта звучал так, даже не знал, что тот способен был звучать так. Он инстинктивно попятился назад, пытаясь сбежать от подсмотренной — слишком интимной — сцены. В его голове роились тысячи вопросов, ни один из которых не желал формулироваться во что-то внятное.

Ему нужно было время, чтобы все обдумать.

***

— Я подозревал, — с на редкость самодовольной улыбкой произнес Барри Аллен, сжимая в пальцах трубку и неотрывно глядя на Лена через стекло, — что в тебе есть что-то хорошее.

Лен даже не подумал сдерживать желание закатить глаза. Он должен был догадаться, что пацан потребовал встречи с ним только чтобы прочитать очередную лекцию о скрытом где-то в глубине его черного сердца героизме. Если бы пребывание в тюрьме не было настолько скучным, Лен повесил бы трубку в это же мгновение, но разнообразия ради готов был выслушать.

— Но теперь я знаю точно, — глаза Барри горели каким-то лихорадочным блеском, и он нервно покусывал нижнюю губу.

Лен позволил своему взгляду остановиться на этом жесте немного дольше — достаточно, чтобы Барри заметил и, тут же смутившись, отвел взгляд. На его щеках выступили алые пятна. Лен удовлетворенно ухмыльнулся.

Впрочем, смущение Барри не продлилось долго. Он вновь вскинул голову и уставился на Лена с былым упрямством.

— Что на этот раз? — саркастически поинтересовался Лен. — Обнаружил в секретных архивах ЦРУ сведения о моем героическом спасении котенка с дерева?

Барри недоуменно похлопал глазами и даже немного приоткрыл рот от удивления.

— Серьезно? Ты спасал котят? Когда?

Лен шумно выдохнул. И что он вообще нашел в этот малолетнем идиоте?.. Очевидно, с ним было что-то глубоко не так.

— Что тебе от меня нужно? — спросил он резче, чем хотелось бы.

Барри опустил взгляд, и спавший было румянец вновь вернулся на его щеки.

— Ничего, — неубедительно промямлил он. — Просто хотел тебя увидеть. Это… это была глупая затея. Я… наверное пойду.

Он поспешно повесил трубку и быстрым шагом вышел прочь из помещения, так и не подняв головы.

Лен редко чувствовал себя настолько сбитым с толку и не намерен был мириться с этим чувством. Похоже, в план его побега стоило внести некоторые изменения: у него не хватило бы терпения еще несколько месяцев гадать, что происходило в голове мальчишки.

Следующая их встреча должна была быть на его условиях, и он не собирался оставлять Флэшу возможности сбежать так просто.

***

Барри никак не мог заставить себя перестать возвращаться на Землю-16, и даже разговор со Снартом не смог этого изменить. В некотором смысле, от него стало только хуже. Он знал, насколько нездоровым было его поведение, но ему просто необходимо было понять, как все могло обернуться вот так, пусть даже в другом мире.

За две недели, что он наблюдал за Бартом и Ленни (называть его Снартом не получалось даже в собственных мыслях), он узнал следующее:

Они познакомились без малого пятнадцать лет назад в реабилитационном центре, где Барт восстанавливался после травмы, а Ленни был одним из волонтеров. Барри ни на минуту не сомневался в том, насколько важной была эта встреча. Может быть, только благодаря ей Барт смог пережить потерю матери и отца, и возможности ходить. Полгода спустя Ленни уехал в Кистоун и не возвращался в Централ-сити почти восемь лет. Первая влюбленность Барта была не в Айрис.

Они встретились вновь, когда Барт был на первом курсе колледжа, и последующие два года он с упрямством, неизменным для всех миров, посвятил тому, чтобы уговорить Ленни сходить с ним хотя бы на одно свидание. Тот наконец сдался, когда Барту исполнился двадцать один год, и с тех самых пор — вот уже пять лет — они были вместе.

Ленни унаследовал целое состояние от покойного отца — Барри не был уверен, как его заработал Льюис, но сильно сомневался, что средства были получены честным путем, — и вложил добрую половину в открытие центра для трудных подростков. Фрэнки Кейн стала первой, кого Ленни — не без помощи Барта — спас от домашнего насилия. После были и многие другие.

Ленни посвящал много времени благотворительности, но все оставшееся доставалось исключительно Барту.

Ленни всегда следил за тем, чтобы во время прогулок ноги Барта были укутаны пледом.

Ленни настаивал на том, чтобы вместо кофе Барт чаще пил какао — обязательно с мини-маршмеллоу.

Ленни носил Барта на руках, когда это было необходимостью, и когда нет — тоже.

Ленни целовал Барта, наплевав на взгляды прохожих, и смотрел на него так, будто тот был для него всем миром.

А Барри?..

Барри завидовал.

***

Барри по-прежнему не чувствовал своих ног. Инвалидное кресло Эобарда было жестким и неудобным, и низ спины ныл глухой непрекращающейся болью.

Он криво улыбнулся. Забавно, как судьба решила провести параллель между ним и Бартом, вот только его двойник с далекой Земли был влюблен и счастлив, а Барри было одиноко и страшно и невозможно тоскливо.

Он вздохнул, уставившись на стаканчик с едва теплым кофе в собственных руках. Барри не знал, зачем настоял, чтобы Циско отвез его в парк и оставил ненадолго. Может быть, хотел на мгновение представить, что живет чужой жизнью, что, может быть, вот-вот…

— Кофеин вреден для здоровья, Скарлет, — послышался за спиной насмешливый голос Леонарда Снарта.

Барри вздрогнул и поспешно обернулся. Снарт стоял в паре шагов от него — он даже не слышал, как тот подошел — с пластиковым стаканчиком из «Jitters» в руках.

В его глазах отражалась насмешка, но тень искреннего беспокойства — тоже.

Ловкие пальцы вытащили стаканчик с кофе из его рук, тут же заменяя его другим.

— Какао, — пояснил Снарт. — Намного лучше.

— С маршмеллоу? — спросил Барри немного потерянно.

— Разумеется, — уверил его Снарт, и хотя его голос остался прежним, взгляд стал немного мягче.

— Спасибо, Ленни, — неловко улыбнулся Барри, чувствуя, как разрастается в груди пока еще незнакомое тепло.

Снарт поморщился, но едва заметно приподнял уголки губ в ответной улыбке.

— Зови меня Лен.

@темы: coldflash trash, The Flash, I will go down with this ship, DCU, #фанфик

URL
Комментарии
2017-01-02 в 16:00 

vera-nic
ааа.. прелесть.. то что сейчас надо :heart:

С Новым годом!

     

Wicked Fascinations

главная