15:17 

In Time (5/10)

Econstasne
время расчехлять крипопушки
Название: In Time
Фандом: The Flash (TV 2014)
Автор: Econstasne
Персонажи: Леонард Снарт/Барри Аллен, Мик Рори/Рэй Палмер (упоминание)
Рейтинг: R
Жанр: романтика, ангст, soulmate!AU
Размер: макси | 42 800 / ~ 80 000 слов
Дисклеймер: персонажи принадлежат своим законным владельцам

Все опубликованные части можно найти по тегу
Читать на фикбуке.


28 ноября 2016 года
Централ-сити, квартира Барри — 5:07 a.m.


Звонок истошно надрывался, отчетливо слышимый даже из коридора, но к двери никто не подходил. Впрочем, Лиза ни на секунду не сомневалась, что мелкий ублюдок был дома. Где еще он мог быть в такой час?

Она раздраженно скрипнула зубами и со всей силы стукнула кулаком о стену, даже не поморщившись от боли. Если Ал рассчитывал, что, не дождавшись ответа, Лиза оставит его в покое, он глубоко ошибался. Она не собиралась позволять ему и дальше трусливо прятаться от мира: еще несколько минут ожидания, и в ход пойдет отмычка.

Лиза прислонилась спиной к стене и, прикрыв глаза, глубоко вздохнула в надежде хоть как-то успокоить нервы. За полчаса, потраченные на дорогу до дома Ала, она успела изрядно себя накрутить, и сейчас сама толком не могла понять, на что именно злилась.

Она добралась до собственной квартиры немногим больше часа назад, совершенно вымотанная после ночной смены на телефоне, и все, чего ей хотелось тогда: принять горячую ванну и забраться в постель. Вместо этого она вынуждена была иметь дело с Ленни, решившим скоротать ночь в компании бутылки виски. Лиза терпеть не могла те редкие моменты, когда ее брат был пьян, хотя он никогда не бывал агрессивен — только приступы его меланхолии становились особенно острыми, и он закрывался даже сильнее, чем когда был трезв.

Лиза не рассчитывала всерьез, что сможет из него что-то вытянуть — по крайней мере, не когда он был в таком состоянии, но и молчать не получалось. Ее терпение подходило к концу, и, как бы она ни любила брата, лицезреть его драматические страдания и дальше было выше ее сил.

Впрочем, к ее немалому удивлению, на этот раз Ленни даже не подумал запираться.

«Твой приятель Ал, — больше чем обычно растягивая гласные сообщил он, — по совершенно невероятному стечению обстоятельств в свободное от работы время бегает по городу, облачившись в красную кожу. Во всяком случае, бегал».

И после этого любые другие объяснения стали, в сущности, излишни. Все становилось на свои места: и странные оговорки Ала, на которые она предпочитала закрывать глаза, и не менее странное поведение Ленни с момента встречи их двоих.

Лиза не была уверена, что именно чувствовала по поводу этого открытия. С одной стороны, ей было искренне плевать на «хобби» Ала. То, что еще совсем недавно они находились по разные стороны баррикад, не играло в ее глазах столь уж существенной роли. Это не мешало ей флиртовать с Циско, так почему должно было стать помехой для дружбы с Алом?

С другой стороны… да, Лиза готова была признать, что ей было самую малость обидно за то, что Ал ничего ей не сказал, не доверял ей достаточно — даже если рационально она не могла отрицать, что это было вполне объяснимо и на удивление разумно.

И все же истинная причина ее злости была в ином. Если бы дело было только в личности Флэша, она точно осталась бы дома, а свои недовольства высказала бы как-нибудь в другой раз — уж точно не сорвалась бы через два квартала еще до рассвета. Но, пусть ей не очень-то шла роль защитницы, кто еще мог позаботиться о Ленни?.. Точно не его соулмейт.

Лиза шумно выдохнула сквозь сжатые зубы. Она уже готова была вытащить из сумочки отмычку, но за дверью наконец послышались шаркающие шаги, а затем скрип открываемого замка. Оттолкнувшись от стены, Лиза резко развернулась на каблуках, чтобы встретиться взглядом с застывшим на пороге Алом.

Тот выглядел… отвратительно. Волосы торчали в разные стороны, глаза покраснели — от слез или недосыпа, — и он выглядел настолько несчастным, что Лиза почти забыла о своем гневе. Почти.

— Пусти меня, — сказала она, не дожидаясь какой-либо реакции и оттесняя Ала плечом.

Она прошла в гостиную, скептически оглядывая царивший в ней бардак: у подоконника впечатляющей горой валялись обертки от бургеров и пластиковые стаканы из-под газировки, все пространство дивана занимали скомканные вещи, а на столике стояли аж три чашки — одна из них с недопитым кофе. Лиза приглушенно фыркнула. И она считала Ленни склонным к излишнему драматизму. Эти двое определенно друг друга стоили.

Лиза остановилась у окна и, брезгливо отодвинув мусор носком сапога, развернулась к Алу. Тот стоял посреди комнаты, опустив взгляд в пол и явно не зная, куда себя деть. В иной раз она, может быть, и посочувствовала его явному дискомфорту, но сейчас раздражение было сильнее любых других эмоций.

— Так… он сказал тебе, — пробормотал Ал.

— А чего ты ожидал? — Лиза постучала пальцами по плечу.

Ал глубоко вздохнул и, сделав несколько шагов к дивану, опустился на него, свесив руки между ног.

— Не знаю, — признал он. — Может быть, как раз этого. Чтобы кто-то сделал все за меня.

— Не думала, что Флэш — трус.

Ал вздрогнул как от удара, но так и не поднял головы.

— Это не мое имя.

На языке Лизы вертелось сразу несколько вариантов ответа на это заявление, один острее другого, но она сдержала себя. Подойдя к ставшему любимым за последний месяц креслу, она устроилась в нем поудобнее и несколько мгновений молча разглядывала Ала.

— Я знаю, ты злишься, что я ничего не сказал… — начал было он, но Лиза его перебила.

— Я не злюсь. Во всяком случае, не на это.

Ал наконец поднял на нее глаза.

— На что тогда?

— Послушай, Ал, — сказала она почти дружелюбным тоном. — Ты хороший парень и искренне мне нравишься. Но вот в чем дело: каким бы мудаком ни был Ленни, он все-таки мой брат, и играться с его чувствами я не позволю.

Ал поперхнулся воздухом и ошеломленно уставился на нее. Лиза чуть нахмурилась: не такой реакции она ожидала.

— Я не?.. — на лице Ала было написано искренне возмущение. — Я не играю ничьими чувствами! С чего ты взяла?..

Как будто она была слепая! Ленни, может быть, и предпочитал делать вид, что все в порядке, вот только она слишком хорошо его знала — даже если он сам считал иначе.

— Тебе не кажется несколько лицемерным говорить, что Флэш в прошлом, и при этом позволять ему вмешиваться в настоящее, хм?

Ал потерянно моргнул, но Лиза не собиралась позволять его щенячьим глазам сбить ее с толку.

— Что, Флэш не может позволить себе отношения с Капитаном Колдом? — ядовито продолжила она. — Боишься за репутацию?

— Это не… Дело не в этом! Что он тебе сказал?

Лиза недовольно поджала губы. Дело было не в том, что именно он сказал. Она прекрасно умела читать между строк.

«Я вижу, что он не готов к чему-то серьезному, и не собираюсь его принуждать. Ему нужно время — у меня его предостаточно».

И, может быть, Ленни и хотел, чтобы в его голосе не отражалось ни тени его чувств, сомнения Ала явно задевали его больше, чем он готов был признать даже самому себе.

Ее же эти самые сомнения выводили из себя. Лиза могла понять и принять нежелание вновь надевать костюм Флэша, но столь мелочную трусость она оправдывать не хотела.

— Лиз… — Ал устало потер лицо руками и поморгал, явно пытаясь отогнать сонливость. — Мне действительно нравится Лен, и я хочу быть с ним… Но где-то там его ждет соулмейт, и рано или поздно они встретятся. А что останется мне?

Лиза была уверена, что шок даже слишком явственно отразился на ее лице, но, к счастью, Ал был слишком занят разглядыванием собственных ладоней, чтобы это заметить.

Этот чертов идиот. Как Ленни вечно умудрялся опускать самые важные детали — разумеется, если речь не шла о его драгоценных планах?

«Послушай, я ведь знаю, что ты по крайней мере допускал возможность того, что Флэш может быть твоим соулмейтом…»

«Теперь знаю точно».

И Лиза была уверена, что, убедившись во всем сам, Ленни рассказал обо всем Алу — это было бы логично. Вот только когда это ее безмозглый братец руководствовался логикой в отношениях? Вместо этого он позволил Алу продолжать считать, что его соулмейт мертв, что Лен в любой момент может найти своего и разорвать толком не начавшиеся отношения. И при всем при этом у него хватало наглости обижаться на одолевающие Ала сомнения!

Это было просто… так в его духе.

Лиза сделала глубокий вдох. Ей до безумия хотелось плюнуть на все и открыть Алу правду: пусть бы потом Ленни расхлебывал последствия, как ему угодно, она не нанималась быть посредником в их отношениях. И все-таки на этот раз жалкие зачатки сестринского сочувствия в ее душе взяли верх.

— Ленни уже взрослый мальчик, — сказала она. — Да, знаю, иногда в это трудно поверить, и тем не менее это факт.

Ал едва заметно покачал головой, но ничего не сказал.

— И это значит, что он в состоянии принимать самостоятельные решения, — продолжила Лиза. — Поверь, он ни за что не ввязался бы в дело, не будучи на сто процентов уверенным в успехе.

Слабый смешок Ала больше походил на всхлип.

— Я спросил его сегодня, получится ли у нас хоть что-то, и знаешь, что он ответил?

Лиза свели брови у переносицы.

— Что?

— Ничего, Лиз, — Ал резко потер глаза и поднял на нее неожиданно злой взгляд. — Он не ответил ничего. А потом просто взял и ушел. Я не знаю, что он там тебе наговорил, но если кто и играет чьими чувствами…

— Я уже говорила, что мой брат мудак?

Похоже, кого-то дома ожидал полноценный семейный скандал.

— Я и сам заметил, — буркнул Ал, но вспышка его гнева, кажется, успела погаснуть.

На некоторое время между ними повисло молчание: Лиза пыталась кое-как справиться с раздражением — идиотским поведением Ленни и всей этой ситуацией в целом, а Ал, казалось, глубоко ушел в свои мысли, будто пытался решить для себя что-то важное.

— Ты и правда думаешь, что он… хочет этого? — наконец спросил Ал, даже не пытаясь скрыть надежды в голосе. — Серьезных отношений? Со мной?

Лиза ответила не сразу. Возможно, она и могла бы дать Алу то утешение, на которое оказался не способен Лен, но у нее не было ни малейшего желания строить отношения за них двоих, да и вряд ли это пошло бы им на пользу.

— Я думаю, тебе лучше поговорить об этом с ним, — сказала она. — Желательно так, чтобы у него не было возможности сбежать от этого разговора. И еще, мой тебе совет: не оглядывайся на Ленни, ты ни за что не скажешь по нему, чего именно он хочет. Определись, что нужно тебе — и добивайся этого. Флэш, которого я знала, всегда был упрямым ублюдком и не сдавался так легко.

— Я не… — начал было Ал, но затем, сжав губы, кивнул. — Спасибо, Лиз.

Пожалуйста. И, Ал? Если захочешь поговорить, о чем угодно — о Ленни, о Флэше, об интимной жизни Мика с Рэем Палмером, — только скажи.

Ал несколько шокировано рассмеялся и покачал головой.

— Последнюю тему, пожалуй, поднимать не будем, — сказал он, улыбаясь неловко, будто успел подзабыть, как это делается. — Я до сих пор не могу отойти от образа Хитвэйва в женском белье.

Лиза постаралась, чтобы на ее лице мелькнула самая похабная из усмешек.

— Между прочим, Ленни…

— Нет, — Ал замахал руками, в мгновение ока покраснев до кончиков ушей. — Нет, я не хочу ничего об этом знать.

Лиза тихо фыркнула, но милосердно замолчала. Чем больше компромата останется при ней, тем веселее будет в будущем.

Ал немного сонно поморгал и широко зевнул в ладонь.

— Иди-ка ты спать, — сказала Лиза, затем достала из кармана телефон. — Я вызову такси и уберусь отсюда, как только они приедут.

— А дверь?..

Она закатила глаза. Ал вообще помнил, чем она занималась большую часть жизни?

— Как-нибудь справлюсь.

И пусть многое осталось несказанным, и еще больше — неразрешенным, на все это они как-нибудь найдут время. В более подходящие часы.


Централ-сити, S.T.A.R. Labs — 1:15 p.m.

— Выглядишь хреново, — вместо приветствия заявил Циско, стоило только Барри войти в кортекс S.T.A.R. Labs.

— Спасибо, — Барри закатил глаза и с трудом подавил зевок. — Я сегодня почти не спал.

На мгновение на лице Циско мелькнуло совершенно нечитаемое выражение, затем он широко ухмыльнулся и выразительно пошевелил бровями, явно намекая на что-то непристойное.

— Зато провел время с пользой, а? — он дружески пихнул Барри локтем в бок.

Барри потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, о чем шла речь.

— Циско! — возмутился он.

— Что? — невинно похлопал глазами Циско. — Только не говори, что ничего не было. Учитывая то, как Колд смо…

— Барри, ты уже здесь? — прервал его голос вышедшей из лаборатории Кейтлин.

Барри как никогда был счастлив ее появлению. Он даже не сомневался, что в этот момент его лицо было совершенно красным.

Кейтлин оторвала взгляд от папки с бумагами, которую держала в руках, и перевела недоуменный взгляд с Барри на Циско и обратно.

— Я что-то пропустила?

Барри решительно помотал головой, не давая Циско даже малейшей возможности ответить хоть что-то. Даже если тот вряд ли продолжил бы гнуть ту же линию в присутствии Кейтлин, рисковать все-таки не стоило.

И, между прочим, с чего вообще Циско умудрился сделать подобные выводы? До вчерашнего дня он даже не знал, что Лен жив!

— Я пойду поставлю кофе, — вызвался Циско. — А вы пока обсудите, что вам там надо. И даже не думай уходить, не попрощавшись!

Он сурово погрозил пальцем, и Барри тут же закивал, изобразив на лице должное раскаяние за все те разы, когда поступал именно так.

Кейтлин молча проводила спешно удалившегося Циско взглядом, затем пожала плечами.

— Так… я собрала все материалы, о которых ты меня просил, — она продемонстрировала бумаги в руках. — И заодно расписала все возможные побочные эффекты.

— Спасибо, — кивнул Барри и подошел ближе к Кейтлин, чтобы забрать из ее рук тонкую папку — навскидку страниц десять, испещренных различными формулами и диаграммами. — А есть электронный вариант? Я как-то не горю желанием бежать до Стар-сити.

Кейтлин слегка нахмурилась.

— Электронный вариант есть, но отправлять его по почте я бы не хотела, — ответила она. — Я уже говорила, что категорически против широкого распространения этих материалов и не хочу рисковать возможностью утечки.

Барри понимающе наклонил голову. Он не был уверен, что корреспонденция S.T.A.R. Labs и даже их личные ящики не никем не просматривались. Недаром они всегда были особенно осторожны с информацией, передававшейся через обычные каналы.

— Скинь мне на флэшку? — немного подумав, предложил он. — Я попрошу Фелисити установить безопасное соединение для отправки файла. С ее навыками перехвата можно не бояться.

Кейтлин закусила губу, затем согласно кивнула.

— Хорошо, только через пару минут. Ты ведь никуда не торопишься?

Барри неловко пожал плечами. Торопиться ему было ровным счетом некуда, но он предпочел бы не оставаться в S.T.A.R. Labs дольше, чем необходимо.

— Я хотела бы проверить твои показатели? — неуверенно добавила Кейтлин. — Если ты не против?

— Давай в другой раз.

Это не был однозначный отказ, и Барри понимал, что по сути пытался оттянуть неизбежное. Мгновение казалось, что Кейтлин попробует возразить, но она лишь вздохнула и покачала головой.

— Как скажешь, но… ты ведь знаешь, что это не имеет никакого отношения к Флэшу? — произнесла она мягко. — Меня в первую очередь интересует твое здоровье. Это вовсе не значит, что если ты…

Что если он согласится на проверку, то сделает первый шаг на пути к тому, чтобы вновь вернуться к своей старой жизни. Да, Барри понимал это — умом. Но подсознательно все равно воспринимал ситуацию иначе, и это было важнее, чем ожидания Кейтлин.

— Я понимаю, — прервал он. — Просто дай мне немного времени, хорошо?

— Хорошо, — ответила Кейтлин после секундной заминки. — Я тогда займусь файлом.

Она подошла к одному из компьютеров и в несколько движений вывела на экран файл с тем же текстом и диаграммами, которые были в распечатке. Быстро пролистав его глазами, она нажала на окошко сохранения, затем, порывшись в лотке с канцелярской мелочью, вытащила миниатюрную флэшку.

Барри молча наблюдал за ее манипуляциями, скрестив руки на груди и прислонившись бедром к столу. Он старался не думать о том, что за его спиной под стеклом находился костюм Флэша.

— Готово, — произнесла Кейтлин минуту спустя; она вытащила флэшку из порта, но не спешила ее отдавать. — Барри, я знаю, что говорила об этом уже не раз, но… я действительно настаиваю на том, чтобы эта информация ни в коем случае не получила огласки. Не знаю, что собирается с ней делать Палмер, но…

— Я поговорю с ним об этом, — уверил ее Барри. — Рэй может делать со своей жизнью что ему угодно, но ставить нахождение соулмейтов на конвейер это как-то…

Он покачал головой. Кейтлин развернулась к нему на стуле и энергично кивнула.

— Убивает романтику, да? Да и к тому же… соулмейты не всегда совместимы в реальной жизни.

— Знаешь, это даже забавно, — пробормотал Барри; у него не было повода останавливаться на мыслях об этом раньше, ни когда он был уверен, что знает своего соулмейта, и ни когда потеря была слишком свежа, — сама идея соулмейтов может и звучит здорово, но в действительности мы сталкиваемся со всеми теми же проблемами, что и люди с Земли-2. Метка указывает на совместимость душ — при том, что существование самого концепта до сих пор признается далеко не всеми, — но ведь есть масса других факторов, которые важны ничуть не меньше.

Барри немного помолчал, невольно возвращаясь в мыслях к недавнему разговору с Лизой. Может быть, он и правда зря так зацикливался на мысли о соулмейте Лена? В конечном итоге у них была немалая разница в возрасте — хотя едва ли намного больше, чем между Леном и Барри, — а это было одним из самых распространенных препятствий для инициации потенциальных пар. Возраст, социальное положение, даже сексуальная ориентация могли стать проблемой — во всяком случае для формирования полноценной романтической связи.

— Если подумать, — произнес Барри, продолжая нить своих размышлений уже вслух, — теоретически у тебя может быть больше общего с человеком, который не является твоим соулмейтом. И если будет известно заранее, кто тебе «предназначен», ты можешь никогда этого не узнать… просто потому, что не посмеешь допустить самой возможности.

Нет, с какой бы стороны он ни пытался на все это смотреть, вывод оказывался один: исследованиям Рэя нельзя было давать зеленый свет. Единицы, может быть, и оказались бы достаточно упрямы, чтобы пойти против того, что говорит наука, на большинство?.. Барри даже не сомневался в том, что сам пошел бы за толпой, и, может быть, усиленно пытался бы построить отношения там, где препятствий было больше, чем истинной совместимости.

И в то же время… не потому ли он судил так категорично, что для него самого больше не оставалось шанса быть со своим соулмейтом? Возможно, он пытался убедить сам себя в том, что быть с кем-то другим, не предназначенным ему меткой, могло оказаться для него лучшим исходом. В конечном итоге, статистика скорее говорила в пользу «связанных» пар. Примерно в десяти процентах случаев активация так и оставалась неполной, символизируя скорее тесные дружеские или «семейные» отношения; еще восемнадцать, в числе которых был он сам, либо теряли соулмейта до инициации, либо так и не встречали его до самой смерти. И все-таки это оставляло больше семидесяти процентов инициированных пар, и, может быть, это не было гарантией идеальных отношений, но они, во всяком случае, были основаны на взаимной любви. Его родители были соулмейтами, так что Барри верил и сейчас, что найти свою половинку было величайшим счастьем. Но разве это значило, что он не мог быть счастлив и без того?..

— Барри? — вывал его из размышлений голос Кейтлин.

Барри тряхнул головой, пытаясь привести мысли в хотя бы относительный порядок.

— Прости, задумался. Ты что-то говорила?..

Она качнула головой и улыбнулась как-то особенно мягко и понимающе.

— Я не хочу делать поспешных выводов, но на мгновение мне показалось, что, может быть, ты встретил кого-то… особенного?

Особенного. Барри с трудом удержался от того, чтобы фыркнуть. Лен конечно был особенным, но не в том смысле, о котором говорила Кейтлин. Вероятно. Возможно. Впрочем, кого он пытался обмануть?

— Я не уверен? — он неловко пожал плечами. — Может быть. Я… сейчас еще слишком рано говорить, я только… Я не могу…

Барри не был уверен, что готов был поделиться с Кейтлин своими сомнениями и надеждами, даже если бы речь не шла о Леонарде Снарте — по крайней мере, не сейчас. Может быть, если бы он был хоть чуточку более уверен в том, что вообще происходило между ними…

— Я понимаю. Но, честное слово, я рада за тебя.

Была бы она по-прежнему рада, если бы знала всю правду?

— Спасибо, я… — Барри запнулся; он не мог открыться Кейтлин, но, может быть, прощупать почву было не самой плохой идеей. — Это немного не в тему, но я хотел спросить тебя еще раньше?..

— Я слушаю?

— На Дне благодарения, про Палмера с Рори… То, что тогда сказала Айрис… Я думал об этом и…

Он замолчал, осознав, что не может внятно сформулировать мысль — не только на словах, но даже в собственной голове. Несколько мгновений Кейтлин смотрела на него внимательным изучающим взглядом, и Барри был почти уверен, что каким-то образом она догадалось обо всем — но, даже если это и было так, она не стала ничего говорить вслух.

— Я не знаю, Барри, — Кейтлин опустила глаза; ее голос был задумчивым и немного грустным. — Может быть, когда-то я бы с ней согласилась. И… Мик Рори психически нестабилен и безусловно опасен, это правда, но то же самое можно сказать о многих из тех, с кем мы периодически имеем дело. И я сейчас не говорю о врагах.

Барри едва слышно хмыкнул. С этим он вряд ли смог бы поспорить. Олли и большая часть его команды были опасны и психически нестабильны, просто некоторые из них лучше скрывали последний факт. И это был лишь первый пример, пришедший в его голову.

И в то же время ситуация с Хитвэйвом — и Колдом — была сложнее.

— Но Рори похитил тебя, — напомнил он, хотя едва ли Кейтлин способна была об этом забыть. — Твоя жизнь была под угрозой.

— Дж… Зум тоже меня похищал. Убил бы, если бы смог. И, Барри, он был монстром больше, чем человеком, но та крошечная человеческая часть, что все-таки была в нем… может быть, я любила ее тоже, не только маску, которую он носил, — Кейтлин не поднимала взгляда от собственных коленей, а ее пальцы бездумно теребили край юбки. — Может быть, именно в этом вся эта идея соулмейтов имеет больше всего смысла. Любим мы душу, а все остальное — мораль, образ жизни, поступки — это то, что мы можем только принять.

Барри не знал, что на это сказать. Слова Кейтлин отчего-то казались очень важными — куда более глубокими, чем он мог осознать сейчас, и у него никак не получалось уцепиться за мысль о том, что все это могло значить для него.

— А то, что Рэй Палмер готов или не готов принять в Мике Рори… это, в сущности, не наше дело, — закончила Кейтлин, кажется, немного стряхнув с себя меланхолию.

Она помолчала несколько секунд, задумчиво склонив голову к плечу, и, чуть наморщив лоб, добавила:

— И, если честно, кто его может осуждать? Мик весьма горяч.

Барри чуть не подавился смешком. Мелькнула невольная мысль, что Лен наверняка оценил бы игру слов — но, пожалуй, не в контексте конкретно этой фразы.

— Спасибо, — сказал он искренне, хотя и не был до конца уверен, за что именно благодарил.

И все-таки он чувствовал, что разговор действительно ему помог, даже если для того, чтобы как следует все обдумать и расставить по своим местам, ему наверняка потребуется еще немало времени.

— Всегда пожалуйста, — улыбнулась Кейтлин и наконец протянула ему флэшку, о которой он почти успел забыть. — И, Барри?

— Хм?

— Когда будешь готов.

Она не добавила больше ничего, но это было и не нужно. Барри и так прекрасно знал, о чем шла речь. Он молча кивнул и еще несколько мгновений неловко стоял на одном месте, пытаясь сообразить, что ему делать дальше.

— Я… пойду зайду к Циско? — он почесал затылок и кинул взгляд в сторону двери на импровизированную кухню.

Кейтлин развернулась обратно к компьютеру и только помахала в его сторону рукой, давая понять, что разговор между ними определенно был окончен.

Барри вздохнул и поплелся искать Циско. Он предпочел бы уже пойти домой и, желательно, поспать пару часов, прежде чем на свежую голову обдумать все сказанное — не только Кейтлин, но и Лизой до того. Он не хотел откладывать решение проблемы в долгий ящик: слишком уж хорошо знал о своей способности делать вид, что напрочь забыл о ее существовании.

С другой стороны… уйти сейчас означало нарушить данное Циско обещание и навлечь на себя его праведный гнев, а инстинкт самосохранения Барри еще не атрофировался настолько.

Циско предсказуемо обнаружился на кухне в обнимку с огромной кружкой кофе, которой он тут же отсалютовал Барри.

— Тебе налить? — спросил он.

— Воздержусь, — поморщился Барри.

За все утро он успел влить в себя чашек… шесть? Он потерял счет на четвертой. Увы, психологическая попытка обмануть организм предсказуемо не сработала.

— Я э… собирался уходить? — он переступил с ноги на ногу и почесал шею. — И вот я тут… пришел попрощаться?

Наверное, он звучал бы более убедительно, если хотя бы часть его предложений была утверждениями, а не вопросами.

— О, нет, — Циско поставил кружку на стойку и скрестил руки на груди. — Ты тут пришел, чтобы остаться хотя бы минут на пятнадцать и рассказать мне, что у тебя там творится со Снартом.

— Ничего? — с надеждой предложил Барри.

— Чувак, — сурово произнес Циско. — Начнем с того, что ты сам сказал мне, что Снарт умер, а теперь…

Циско прервался на середине предложения и его глаза расширились в непритворном ужасе.

— О. Мой. Бог. Снарт зомби?! Он не выглядел как зомби, но это еще ни о чем не говорит, — Циско вскинул на Барри обеспокоенный взгляд. — Барри, скажи, он ведь не пытался съесть твои мозги? Не намекал на то, как голоден?

Барри закатил глаза. Если Лен на что и намекал, так это на голод несколько иного рода. Что… было приятным воспоминанием, если забыть о том, чем все закончилось.

— Он не зомби, Циско, что за чушь?

— «Чушь» говорит он, а между тем мы имели дело с вполне себе реальным зомби, — Циско надулся, но вроде бы немного успокоился. — Как ты можешь быть уверен?

— Я… — Барри нахмурился, мгновенно посерьезнев. — Я думаю, с ним произошло примерно то же, что со мной тогда… после… после того, как мы пытались вернуть мне силы.

Циско тут же изменился в лице.

— Но как он… я имею в виду, — он помахал в воздухе руками, пытаясь изобразить что-то одному ему понятное, затем очевидно сдался. — Впрочем, не важно. Я до сих пор не могу понять, что произошло с тобой, а уж ломать голову из-за Колда… хм. Стоп.

— Что?

— Он вообще Колд?

— Что ты имеешь в виду? — осторожно уточнил Барри.

— Ну… я имею в виду… Парка-криопушка-ограбления-идиотские-шутки?

Барри невольно фыркнул.

— Шутки точно никуда не делись, — признал он с улыбкой. — Но, если честно, я нахожу их скорее… забавными?

Милыми. Барри находил их милыми и ничего не мог с этим поделать.

Циско покачал головой.

— Ты, — произнес он торжественно и как-то даже немного печально. — Потерян для мира. По уши.

— По уши… потерян для мира? — тупо повторил Барри, стараясь не слишком глубоко задумываться о смысле этого выражения.

Циско сощурился.

— Ты, между прочим, не ответил на мой вопрос, — он снова взял в руки чашку с кофе, сделал глоток, поморщился и с гримасой отвращения вылил остатки в раковину.

— Про Колда? — уточнил Барри и, дождавшись кивка, ответил: — Если честно, не знаю. Мы об этом не говорили. Мне кажется, он…

Барри замолчал, пытаясь подобрать слова. Из всего увиденного складывалось впечатление, будто Лен сам толком не знал, что ему делать дальше. Что бы ни произошло с ним за последние месяцы, это изменило его — и, может быть, не во всем к лучшему.

Некоторое время Циско молча смотрел на него, непривычно серьезно и задумчиво, затем, по всей видимости осознав, что Барри не намерен продолжать, заметил:

— Я просто хотел убедиться, что ты не забыл, с кем имеешь дело. Я вообще-то рад за тебя и за ваши, — он помахал рукой, — отношения. Если ты уверен, что знаешь, что делаешь.

Барри неловко пожал плечами.

— Если честно, не знаю, но и никаких отношений в общем-то нет, — он помолчал немного и уточнил: — Пока нет. Но я… я не собираюсь бросаться в омут с головой. Поверь, Лиза уже успела прочитать мне лекцию на тему.

И хотя, может быть, это было не самым важным в их разговоре, но именно он подтолкнул его к принятию простой, но очень важной мысли: ему нужно было понять, чего хочет он сам. Пусть это шло против самой его натуры, ему нужно было остановиться и как следует все взвесить, прежде чем решаться на серьезный шаг.

— И правильно, — важно покивал Циско, — Она дело говорит.



Он выглядел решительно гордым, и Барри коротко рассмеялся. Он толком не задумывался об этом раньше, но, может быть, то, что происходило между Циско и Лизой — а что-то определенно происходило, даже если они не виделись уже многие месяцы, — действительно имело будущее. Пожалуй, ему стоило как-нибудь свести этих двоих вместе — хотя бы чтобы заполучить дополнительную поддержку и отвлечь внимание от их с Леном отношений, если те все-таки сложатся.

Барри вздохнул и провел рукой по волосам. «Если» было ключевым словом.

— Я ничего не могу поделать с тем, что чувствую к нему, — произнес он неожиданно даже для самого себя откровенно. — Но я знаю, что одних чувств недостаточно. И… насколько это плохая идея?

Барри прислонился спиной к стене: усталость навалилась как-то в один миг, и он был уверен, что на этот раз недосып был не при чем.

— Я помню, кто он такой, но… — он беспомощно пожал плечами. — Я не чувствую угрозы, понимаешь?

Как было облечь в слова абсолютную уверенность, что Лен не причинит вреда ни ему, ни его близким? И вовсе не потому, что он кардинально изменился или был вовсе был не способен на это. Изменились их отношения, обстоятельства их окружающие. Если и существовали причины держать Лена на расстоянии, опасения за друзей и близких среди них не было.

— Он не из тех, кто попытается использовать отношения, только чтобы сделать мне больно.

— Нет, — согласился Циско. — Это не в его стиле. И я и не думал, что он пытается тобой манипулировать. Только слепой не заметит, как он смотрит на тебя.

Барри моргнул. Возможно, он был слепым, потому что… нет, он не мог отрицать интереса во взгляде Лена, но если послушать Циско — да и Лизу тоже — речь шла о чем-то несравнимо большем, чем просто влечение. Он отчаянно хотел верить, что это так, и в то же время ничуть не меньше боялся ошибиться.

На некоторое время на кухне воцарилось молчание. Циско то и дело косился на кофемашину, явно считая минуты до того, как сможет заварить себе свежую чашку.

— И… — протянул Барри, — все это крайне неловко.

— Крайне, — покивал Циско и, судя по всему, не в силах дождаться окончания разговора, потянулся за пакетом с кофейными зернами. — Ты собирался идти? Иди. Самое время.

— Спасибо за позволение.

Пожалуйста. А теперь кыш. С твоими отношениями мы кое-как разобрались, так что не надо мешать чужой любви.

Циско бросил нежный взгляд на пакет в своих руках и прижал его к груди.

Барри молча вышел из кухни, на ходу качая головой. Разговор с Циско был предсказуемо нелепым, но, как и недавний с Кейтлин, определенно пошел ему на пользу. И он готов был признать, что, каким бы ни был повод прийти сегодня в S.T.A.R. Labs, причина была именно в этом. Пусть к решению он по-прежнему должен был прийти самостоятельно, сделать это казалось куда легче, когда он мог быть уверен, что по крайней мере два близких ему человека это решение примут — каким бы оно ни было.

Барри достал из кармана телефон и, открыв окно их с Леном переписки, несколько мгновений смотрел на экран. Последнее сообщение было со Дня благодарения, еще до первого и единственного их поцелуя, до их… ссоры? Можно ли это было назвать ссорой?

Большой палец Барри замер над экраном, и пару секунд он раздумывал над тем, чтобы написать хоть что-нибудь: «нам надо поговорить» или, может быть, «мне тебя не хватает», но пусть все это было бы правдой, он не мог позволить себе спешить — только не в этом.

Убрав телефон обратно в карман джинсов, Барри направился в сторону выхода. Ему предстояло многое обдумать.

*upd!

30 ноября 2016 года
Централ-сити, квартира Лизы — 5:10 p.m.


— Три дня, Ленни, — Лиза скрестила руки на груди и раздраженно побарабанила пальцами по плечу.

Лен подчеркнуто медленно закрыл книгу, которую пытался читать. За две недели он так и не нашел в себе сил домучить «Лолиту»: каждый абзац вызывал чувство гадливости и едва ли не обреченности. Он всегда старался обходить стороной тему соулмейтов в литературе — не важно, была ли она представлена в приторно-розовом свете любовных романов или же изжелта-сером обнажающей реальность драмы. Сейчас — меньше, чем когда-либо — ему нужно было напоминание о том, что даже самые гнилые души могли быть связаны с чужими, и что даже инициации порой оказывалось недостаточно, чтобы оправдать то, что не могло и не должно было работать.

Три дня я терпела твою хандру, — Лиза недовольно поджала губы. — Единственная причина, почему я не высказала все, что о тебе думаю еще позавчерашним утром…

Лен отложил книгу на столик и сел на диване. Он мог бы избежать скандала, если бы ушел сейчас, посреди разговора, и не возвращался минимум несколько месяцев. Ему хотелось поступить именно так: закрыться наглухо, потому что так было проще и привычнее, но он не мог не понимать, что проблемы это бы не решило.

— …была в том, что я была чертовски уставшей, а ты — чертовски пьяным.

— Я не был пьян, — уточнил Лен с подчеркнутым спокойствием, которого не ощущал уже несколько дней.

Подспудное чувство тревоги не покидало его ни на минуту, белым шумом наполняя сознание, мешая сосредоточиться даже на самых простых задачах. Он не мог избавиться от постоянного напряжения, от неясных сомнений, которые не получалось облечь хоть в какую-то форму. Контроль утекал как вода сквозь пальцы, и Лен ненавидел это чувство, как ненавидел болезненное томление, которое было тише, едва заметным, но при этом ничуть не менее настойчивым.

Лиза смерила его взглядом, в котором ясно читалось, насколько ее не впечатлила его ложь. Но он не лгал — по крайней мере, не в этом. В тот день Лен достал бутылку с виски уже под утро, надеясь, что хотя бы алкоголь поможет ему уснуть: он чувствовал себя смертельно усталым, но сон отказывался приходить. В конечном итоге ему все же удалось задремать, вот только на следующий день легче предсказуемо не стало.

Лиза глубоко вздохнула и села в кресло напротив него. Выражение ее лица немного смягчилось, но на нем все еще ясно читался упрек.

— Ты облажался, Ленни, — сказала она без обиняков. — И сам прекрасно это знаешь.

Лен прикрыл глаза. Разумеется, он знал. Откровенность — даже перед самим собой — не была его сильной стороной, но даже он не мог не признать дурной привычки нападать первым, едва почувствовав опасность. Он держал свой гнев на коротком поводке, чтобы не потерять голову, но никогда не скрывал его. Точные, острые удары неминуемо находили свою цель. И в тот день целью стал Барри, не сделавший ровным счетом ничего, чтобы все это заслужить. И Лен чувствовал эффект от своих слов: смятение и липкий страх, скручивающийся внизу живота, подступающую к горлу желчь и резь в глазах. И это было подобно удару под дых, худшим из возможных сценариев. Он был так зол на самого себя — за то, что позволил себе отпустить контроль и попасться в очевидную ловушку.

Когда это случилось? Неужели ему довольно было шага навстречу — того, что Барри впервые смотрел на него с открытым желанием во взгляде, не пытаясь спрятаться за злостью или маской самоуверенности?

Он не мог позволить Барри узнать всю правду — только не так, и потому ушел, не дожидаясь его возвращения, чувствуя себя опустошенным и в то же время до краев наполненным чужой болью.

Лен потер грудную клетку: то место, где под тонкой шерстью свитера угольно-черный круг его метки кровоточил алым. Его движение не укрылось от острого взгляда Лизы, и мгновение спустя на ее лице отразилось понимание.

— О, Ленни, — выдохнула она. — Почему ты ничего не сказал?..

— Кому?

Ему, — Лиза покачала головой. — Думаешь, он не имеет права знать?

Лен сгорбился и положил руки на колени, сцепляя пальцы в замок. Не ему было лишать Барри этого права, как не ему было отнимать выбор — возможность принять собственное решение. Их связь никогда не была проблемой для Лена — его не беспокоило чужое мнение и сомнительное «хобби» Барри, и даже его наивность и настойчивое желание видеть лучшее в людях.

— У него достаточно проблем и без того, я не хочу…

— Избавить его хотя бы от части? — ядовитым тоном перебила Лиза.

Давить.

— Давить, — повторила она. — Ты это сейчас всерьез?

— Сказать ему сейчас — значит подтолкнуть к тому, к чему он не готов, — Лен свел брови у переносицы. — Ему страшно, Лиз. Я знаю это. Чувствую это.

— Конечно ему страшно. Как и тебе.

— Это не так, — процедил он сквозь зубы.

— Так. И это нормально, — на лице Лизы мелькнуло усталое раздражение. — Послушай, ты ведь хочешь, чтобы у вас все получилось?

Хотел ли он? Лен долгое время не позволял себе даже останавливаться на этой мысли. В этом не было смысла. Еще год назад притяжение между ними ничего не стоило. Барри видел в нем нечто, что ему нравилось — нечто, что он был обречен любить, но он хотел вытащить это наружу, наплевав, что будет с остальным. Лен не мог ему этого позволить.

Но это было тогда, сейчас — время и обстоятельства убрали многие преграды на их пути, некоторые — лишь на короткий срок, но этого хватило, чтобы ослабить его бдительность, вынудить вступить на расчистившийся путь — впервые без плана, не просчитав возможных последствий. Глупо и опрометчиво и совсем на него непохоже.

Лен еще мог отступить, но бежать от проблем было не в его правилах. Избегать их в первую очередь — возможно, но этот вариант он уже упустил. Он не был уверен, что принял бы то же решение, если бы дал себе время все взвесить и обдумать… Возможно. Вероятно, потому что где-то в глубине души все же верил в то, что результат того стоил. А значит…

— Разумеется, хочу, — его голос прозвучал не так уверенно, как хотелось бы, но это не было ложью.

— Тогда не жди, что он сделает все за тебя, иначе тебе не понравится результат. Ты не хочешь говорить ему о том, что вы соулмейты? Хорошо, твое дело, — голос Лизы был резким, но не злым. — Но не отталкивай его, Ленни. Он и так вынужден думать, что ты оставишь его ради кого-то другого — ради твоего «настоящего» соулмейта. И учитывая то, как ты себя ведешь? Ты не сильно-то убеждаешь в обратном.

Лен выдохнул сквозь зубы. Он предпочитал игру слов и недоговорки открытой лжи, но, может быть, в этот раз его привычная тактика была неуместна. Он не знал, изменилось бы что-то, ответь он на заданный Барри вопрос — выбери он неискренние слова ободрения вместо молчания или даже нейтральное «может быть». Но он не сказал ничего, и не было никакого смысла сожалеть об уже случившемся.

— Ты чувствуешь его? — спросила Лиза, когда молчание начало затягиваться. — Прямо сейчас?

Лен зажмурился и потер веки кончиками пальцев. Глаза казались воспаленными и слишком чувствительными, и виски едва заметно начинали пульсировать болью.

Он чувствовал Барри: отголоски, которые сложно было отделить от собственных эмоций, особенно сейчас, но если прислушаться, он ощущал под кожей тихую пульсацию нервного возбуждения, ожидания и надежды. Сомнение. Желание. Может быть, последнее было его собственным.

Он не собирался отвечать Лизе, но, должно быть, что-то отразилось на его лице, что сказало ей достаточно.

— Ну вот и хорошо, — сказал она удовлетворенно, поднимаясь с кресла. — И, к слову, это первый и последний раз, когда я даю тебе подобного рода советы. Я серьезно. А теперь иди и позвони ему.

Лиза скрылась на кухне, и через несколько секунд послышался шум чайника и звон посуды. Лен сидел неподвижно несколько мгновений, затем поднялся на ноги и подошел к подоконнику, на котором лежал его заряжающийся мобильный.

Он отсоединил телефон от провода и некоторое время просто бездумно вертел его в пальцах. За окном уже стемнело, но улицы освещали яркие предрождественские декорации. Мельтешение перед глазами только усиливало головную боль.

Лен нашел номер Барри в контактах и, нажав на кнопку вызова, поднес трубку к уху. Второй гудок — сердце пропустило удар в заимствованном удивлении. На третьем раздался щелчок, и на другом конце провода послышались отдаленный шум чужих разговоров и звон стекла, а затем неуверенный, но полный надежды голос Барри:

— Лен?

Я хочу с тобой увидеться.
запись создана: 03.02.2017 в 17:04

@темы: coldflash trash, The Flash, In Time, I will go down with this ship, DCU, #фанфик

URL
Комментарии
2017-02-03 в 20:17 

vera-nic
I'm here to set you straight. - Leonard Snart
ну как всегда.. Лен хочет все и сразу, и безусловно.. а Барри нужны гарантии.. бедная Лиза.. :D
спасибо за новую главу :heart:

2017-02-03 в 22:31 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
vera-nic, бедная Лиза
Это точно :D Незавидная ей досталась роль, но что поделать)

спасибо за новую главу

всегда пожалуйста :3

URL
2017-03-06 в 18:36 

Маус
Пренебречь, боксируем
Чувствовать Барри... Да Лен уже конкретно попал, только сам себе боится в этом признаться. Потеря контроля для него же ужас ужасный.
Лиза переговорщик 80 уровня)
Спасибо за главу, прямо подарок!

2017-03-15 в 22:42 

Econstasne
время расчехлять крипопушки
так и знала, что забыла кому-то ответить ._.

Маус,
Потеря контроля для него же ужас ужасный.
Aye, но оно того стоит :D И в глубине души, полагаю, Лен это знает.
Хотя вопрос "а вдруг не стоит?" все равно остается открытым, что изрядно усложняет ситуацию.


Лиза переговорщик 80 уровня)

С таким окружение уровень поднимается с ужасающей скоростью :D

Спасибо за отзыв! :heart:

URL
   

Wicked Fascinations

главная